main-banner-to-help-teachers-1

7 сентября

Даниил ДОНДУРЕЙ
«Граждане против гражданского общества. Телерейтинг как воспитатель нации»

Артём СТОЛЯРОВ

Добрый день, дорогие друзья! Рад всех вас видеть и приветствовать на первом мероприятии, первой открытой лекции в рамках нового проекта «Открытое пространство». Сегодня у нас дебют и мы все немного волнуемся. Мы достаточно ограничены во времени, поэтому без лишних предисловий я хотел бы передать слово инициатору нашего проекта Анатолию Петровичу Шмыгалеву.

 

Анатолий ШМЫГАЛЁВ

Здравствуйте, дорогие друзья, воронежцы, коллеги! Я очень рад приветствовать вас на старте нашего проекта «Открытое пространство». Компания «Инстеп» строит дома, многие об этом слышали. Но основной наш посыл — это создание комфортного пространства для жизни. Естественным образом родилась идея, что комфортное пространство должно быть не только в материальных ценностях, но и в моральных. Так появился проект «Открытое пространство», который мы считаем призван дать нам возможность увидеть мир новыми глазами и возможно изменить его. Идея проекта — приглашение ярких представителей культуры, науки, российской и воронежской интеллигенции. Приглашение будем проводить и осуществлять по решению экспертного совета, который мы собрали в рамках проекта. Информация будет публиковаться на нашем сайте. Мы надеемся, что проект позволит нам создать вокруг нас лучший окружающий мир. Я очень благодарен всем, кто откликнулся на нащ призыв. Особую благодарность я хочу выразить Книжному клубу «Петровский», школе «Репное» и лично Ирине Михайловне Карповой, за ту помощь, которую они нам оказали и поддержали проект. И огромное спасибо нашим экспертам. Раз в месяц, а может и два раза в месяц мы с вами слушать тех людей, которые будут приглашены по решению экспертного совета. А сейчас я передаю слово представителю школы «Репное» Михаилу Омигову. Ещё раз благодарю всех!

Михаил ОМИГОВ

Спасибо! Сегодня у нас в школе репное открылся четвёртый сезон. Но, к сожалению, площадка школы репное ограничена 35 участниками. Поэтомы мы рады, что у нас появились такие друзья. Спасибо за такое приглашение. Как говорят у нас в школе,жизнь намного интереснее и сложнее, чем кажется на первый взгляд. И благодаря таким профессиональным экспертам мы начинаем пытаться рассуждать и задавать друг другу вопросы на разные темы. Хорошего нам старта! И хочу передать слово Марку Зиновьевичу Берколайко для ещё одних вступительных слов.

 

DSC_6326Марк БЕРКОЛАЙКО

Мне аплодировать не надо, не будем терять время. Я привык к аплодисментам (с улыбкой). Дорогие друзья, очень знаменательно, что каждый сезон в школе репное начинается семинарами на одну и ту же тему: «Культура имеет значение». Даниил Борисович Дондурей выдающийся культуролог современной России. Он отличается не только обширнейшими знанинями, умением мыслить, излагать мысли, но особенно ценно, что в своих размышлениях он опирается на цифры. Он умеет с ними обращаться. Даниил Борисович является членом президентского совета по правам человека. И возглавляет группу прав культуры. Тревожно, что появился такой тезис — отстаивание прав культуры. Почему это произошло и что с этим делать Даниил Борисович нам сейчас расскажет. Он держит монолог в течении часа, а затем пол часа останутся на ваши вопросы.

 

 

7Даниил ДОНДУРЕЙ

Спасибо! Получилось такое четырёхуровневое представление. Это большая честь.

 

Я выбрал непростую тему. Эта тема, которой я пытался заинтересовать Владимира Владимировича Путина в ноябре прошлого года. Решил, что вас тоже будет интересно. Я пытался покритиковать российское телевидение в присутствии Государя. Путин выступление оценил. Я выступал с докладом первым. После этого выступления он организовал дискуссию и сделал так, чтобы мои же товарищи меня не подавили.

 

Тема «Граждане против гражданского общества». Хочу рассказать о том, как телерейтинг формирует культуру и сознание нации. Он ограничивает представление граждан за их же деньги. Эта технология работает и очень эффективна

 

Меня всегда удивлял тот факт, что около 500 занятий во время бодрствования человека фиксируют социологи. Мы никогда не думали, какое занятие — лидер. А это телевидение. Время, которое граждане нашей страны тратят на просмотр «ящика для глаз». Это абсолютный чемпион среди 500 занятий. Без 2 минут 4 часа каждый человек старше 4 лет смотрят телевизор. Люди 55+ смотрят почти 6 часов в сутки. Это миллиарды человекочасов. 91 % населения смотрит не менее 5 раз в неделю. Да, у нас огромное число людей коммуницируют с интернетом. Но по времени на 1 января время на телевидение было в 24 раза больше, чем время на интернет. Это главный вид досуга. Практически бесплатный. Это основной институт трансляции культуры в широком смысле слова. На тв тратят в 16 раз больше времени, чем на все остальные публичные виды культуры.

 

Эта сфера выведена из зон общественных рефлексий, что меня очень удивляет как аналитика. Вся страна, вся политика, экономика, представления о жизни... Всё мы получаем из ящика. А исследований телевидения нет. Вы не найдёте серьёзных книг о том, что такое форматирование, рейтинг, сетка, дирекции программ, что такое кино на телевидении, ток-шоу на телевидении и т. д. Если эта сфера номер 1, то почему нет сотен исследований? Почему мы не можем разобраться, в связи с чем каналы начинают новостные выпуски с интервью с битцевским маньяком или почему нам рассказывают о мурманском канибале. Зачем? Таких исследований нет. И тв не проводит дискуссии о тв. Даже мои попытки у друзей на радио Эхо москвы не привели ни к какому результату. Это так серьёзно и так значимо, что лучше в эту сферу не лезть, не трогать и не изучать. Поэтому я попытался хотя бы как-то разобраться в том, что же такое тв. Как тут действуют скрытые, нерефлексируемые чувства.

 

В современном мире телевизор выключить люди не могут. Ценностно и психологически. Есть исследования, которые показывают, что включения телевидения уступают только включениям света в современном мире. Когда человек входит в комнату, в 100 случаях из 100 он включает свет. Телевизор на втором месте. Это 57 случаев из 100. Это важнее чем тепло, обнаружение людей в этом пространстве и т. д. Люди и культура так устроены сегондя, что если ты в коммуникации, значит ты в жизни. Если ты не включен в коммуникацию, то ты не в реальности. Это характерно для последних 10-15 лет. Мы переходим в виртуальный мир, где всё иначе. Другие типы отношений, другая осведомлённость людей о том, что вчера было неизвестно, а сегодня известно. И тв начинает выполнять новые функции.

 

  1. Кажется, что тв невероятно свободно, что вы можете узнать всё очень оперативно.

  2. Тв ничего не делает, кроме как информирует. На этом устроены медиа. В 1979 году профессор университета штата Аризона Дэвид Элтейд в своей работе «Логика медиа» ввел понятие «формат». Этим термином американский ученый обозначил то, что является первичным по отношению не только к любому демонстрируемому в СМИ событию, но и ко всей деятельности по его эфирной презентации. Формат есть способ опознания, структурирования реальности, средством ее осознания нами, зрителями. Только кажется, что это осознание не получает интерпретации сразу же. В процессе фиксации каждый из нас получает оценку того, что нам показывают. Существует множество техник, чтобы зритель получил то, что нужно транслятору. Всё человечество переходит в эпоху, когда главным производством современности является изготовление представлений миллионов людей о реальности. И продвижение этих представлений, а затем их усвоение. Здесь все виды конкуренции за все возможные ресурсы в будущем. И за самый главный ресурс — качество человека и качество личности. Форматирование — это способ обработки реальности, чтобы получить желаемый вид воздействия на человека.

    Эти моменты серьёзно определяют борьбу за содержание личности

 

Как это технологически делается?

Во-первых, мы почти никогда не фиксируем важный технологический принцип этого форматирования — это жёсткий контроль за повесткой дня в новостях. Почему тема гомосексуальных отношений захватила нашу Родину? Откуда это? Мы не фиксируем. Почему хотят, чтобы мы думали про это, а про другое не думали? Почему некоторые события повторяют многократно? Одному событию дают полноценный сюжет, а о другом говорят вскользь. Это очень серьёзная работа.

 

Ещё одна технология — когнитивный диссонанс. Вы в течении одного дня можете услышать обсуждения возвращение имени Сталина Волгограду, а потом на другом канале услышать, какой это был ад — сталинское время. На третьем же канале А Проханов рассказывает, как он ненавидит свободу. А ночью появляется ещё и Сванидзе в эфире. Почему людям дают разорванные представления об истории? Это очень серьёзная вещь. В эфире сначала Президент или Премьер-министр говорят о том, что нам нужно развивать бизнес, встречаются с бизнесменами, а потом начинаются сериалы, где бизнесмены показаны как моральные уроды. Зачем нам такое разорванное сознание? Мы сегодня абсолютные чемпионы мира по производству сериалов. У нас снимается 4000 часов в год. Когнитивный диссонанс — одна из техик, которую телевидение сохраняет. Я пытался узнать, проводится ли контент-анализ хотя бы сериалов. У нас сериалы заполняют несметный объём эфира. 62 сериала в сутки у нас идут!

 

Все вы знаете, что российское тв показывает то, что в любой другой стране европы недопустимо. Речь идёт о таких вещах как дотошное интервью о таинствах любви участников инцеста. Телевизор показывает в 8 часов вечера девочку, которая рассказывает, что так любит своего отца, что у них двое общих детей. Это нельзя представить ни на одном телеканале мира. Или о том, как девушки убили инвалида, издевались над ним. Это показывают на федеральных каналах. Когда однажды на одном из американских каналов ночью ведущий сорвал лифчик у сестры Майкла Джексона, ведущего на 3 года отсранили от эфира. А каналу назначили огромный штраф. В России с этим проблем нет. Зачем такая демонстрация аморализма? Это большой вопрос..

 

Очень важный момент связан с тем, что у нас тв не критикует советскую влатсь. Оно воспроизводит модели. И масса передач, где выражается гордость за советску власть. Но способ понимания жизни, философия, концепция человека, насилие государства, отсутствующая правозащитная система, миллионы убитых и задушенных. Это практически не попадает в эфир. Это оставляют, чтобы сохранить советское сознание. У нас всё ещё восторг перед Брежневым. Его называют лучшим лидером 20 века. А самым худшим считают Горбачева. Это показательно. А каждый второй человек в стране считает вклад Сталина положительным. В 2013 люди живут с ценностями 1939 года.

 

Ещё один важный конструкт, которым занимается телевидение — сохранение двоемыслия. То есть, с одной стороны мы получаем два противоположных посланиях: в новостях рассказывают о победах наших спортсменов, и тут же, после этих сюжетов, тв дезавуирует всю эту гордость, рассказывая о тех самых ужасах жизни, наводнениях, преступлениях. Или существование двух народов. Телевизионное предложение в России очень разнообразно, но словно повинуется некоему отбору — невидимому сверхзасекреченному цензору, который борется с презентацией сложных смыслов в вечернем эфире. Они рассчитаны на сложных людей, которых статистически всегда не очень много. Перепродавая их внимание рекламным агентствам, не заработать большие деньги. А значит, эту привередливую и, что намного важнее, малочисленную публику приходится загонять в ночь смотреть такие сериалы, как «Безумцы», «Шерлок», «Карточный домик». Выращивать из них своего рода «ночной народ» России. А вот «праймовый народ» (у нас, как известно, шесть из каждых десяти домохозяйств в стране могут принимать пока не более четырех телеканалов) смотрит с 18 до 23 часов в основном то, что способно возбудить психологические рецепторы. Это две разные страны. Одним транслируют одну версию жизни, а другим совсем другую. Ни один канал не может даже представить, что возможно затронуть тему кремлёвских интриг, тему откатов чиновникам.

 

Что за этим стоит? Просто ерунда за этим, казалось бы. На самом деле, совсем не ерунда. Обычная измерительная процедура. Эта процедура называется рейтинг. Что такое рейтинг? Это количество людей от потенциальных зрителей, которые смотрели ту или иную передачу. Количество людей от тех зрителей страны. И второй, тоже очень важный элемент - это доля. Это количество людей, которые смотрели эту передачу от тех, у кого был включен телевизор в это время. Отдельно делается Россия, отдельно Москва, потому что Москва - это несметные деньги, как вы знаете, там свои интересы.

 

Рейтинг — всего лишь измерение. Казалось бы, для чего? Только для того, чтобы поделить рекламные доходы. Они не так уж и велики, но не так уж малы. В масштабах России — просто копейки, для телевизора - большие деньги, для количества людей, которые там работают- большущие деньги. Для страны - это ничто. От пяти, год назад, до шести миллиардов долларов в этом году. Борьба за эти деньги заставляет телевизор невероятно форматировать все программы, которые у нас идут. Что значит форматировать? Заказывать те программы, которые легче, дешевле, проще и быстрее получат высокий рейтинг.

 

Вы все читали Фрейда. Вы прекрасно знаете, как этого добиться. Нужно человека запугать, нужно человека лишить информации, рассказывать ему про неопределенности, рассказывать про опасную непредсказуемость жизни, рассказывать про секреты, которые он не имеет возможности без других источников получить, привлекать его к жизни звезд и сексу. Практически все, что ниже пояса, все что неизвестно, и все, что связано с сохранением жизни. Это проще, быстрее, легче и без каких- либо сложностей.

 

Значит, с одной стороны, цивилизация. Экономике, развитию страны нужны люди, ночная Россия нужна. А телевидению нужна вечерняя, праймовая Россия. Ну и даже ,может быть, лучше утренняя. Она утром еще с меньшими долями насилия. Утром не притащат в эфир изнасилованных девочек. Утром не будут брать... Можете представить, канал НТВ брал интервью за несколько часов до приговора у битцевского маньяка. Ну там их много было...У мурманского каннибала, который рассказывал на Первом канале о том, какое удовлетворение он получал, когда ел людей. И советовал не есть голову сразу. И это может идти. Для чего? Рейтинг вот такой!

 

Деньги огромные. Перебивает любые программы. Сразу становится топ, потому что люди эту дикость, это варварство сразу начинают пересказывать, пересматривать, советовать. Это так страшно.

 

Или все хотят знать про прошлых, будущих мужей Аллы Борисовны или еще кого-то. Про массу сюжетов, которые касаются не только звезд, естественно, а касаются самых разных несчастных случаев. В YouTube возьмут секретные...Это тоже запрещено во всех странах мира — перекупать у следственных органов информацию, которую они получили во время следственных действий. «Как ты убивал на этом месте?» Он показывает, как убивал. Когда вы видите мелькающие строчки в передачах, новостях, в ток-шоу- немыслимо ни в одной стране мира. Запрещено законом. Это нельзя. Телеканалы подкупают, перекупают, ставят полицейские и прочие службы, потому что государство исходит из такого бартера, что вы нам давайте правильную политику, а потом зарабатывайте на чем хотите. И они зарабатывают.

 

Телерейтинг, в данном случае, делает ужасную вещь. Он сбивает один из важнейших принципов существования культуры во все времена. Культура действует на балансах. Культура, как вы помните,- это трансляция смыслов. Это селекционирование представлений, паттернов, ценностей, норм морали, целого ряда других. Это очень мощное основание всей нашей мыслительной и организующей социумы, организующей коммуникации деятельности.

 

Культура действовала всегда на балансе, т.е что-то запрещено, но что-то и разрешено, что-то поддерживается, что-то отрицается. И баланс этот - важнейший для развития разных социумов, разных социальных групп, сообществ. Вот это поддержание баланса очень важно для того, чтобы разного рода социокультурные системы могли транслироваться во времени. Они передают через этот баланс: это запрещено, а это разрешено. Они передают этот опыт, модели национально-культурные, психологические, ценностные, моральные и все другие.

 

В России сбиты эти балансы вниз. Может быть, одна из основных драм, что во время этой гонки за рейтингами наш телеконтент загоняет вниз эту планку баланса: разрешено то, что не должно быть разрешено. Это я оставляю в стороне те самые содержательные технологии, которых я немного коснулся в связи с повесткой дня, с допустимостью аморализма,с когнитивными диссонансами. Я говорю только о культурном балансе, только о смысловом балансе.

 

Телевидение усиливает и закрепляет все то, чего зритель так боится. Закрепляет глубинные страхи, закрепляет типы субординации, поведения. Того, что лучше ты не делай, лучше не решайся, того, что является невозможным. И вот эта жажда телеприбыли из «ящика» во многом деформирует основное производство, ведет к стогнации, ведет к тому, что наш телезритель как бы очень свободен, очень раскрепощен. Наше телевидение, внимание, - самое интересное в мире! Нигде вам не будут рассказывать, как дочка прижила от отца детей. Нигде не будут в сериалах, бесконечно сменяющих друг друга...Притом что вы никогда не вспомните, чем один отличается от другого, кто автор, кроме нескольких репутационных, специально сделанных и т. д. Нет того, что так важно для культуры-это запреты и балансы, которые сдвигаются и трансформируются.

 

Я хочу привести вам примеры, потому что хочу лучше, чтобы вы мне вопросы позадавали. Но мне кажется, что это тоже невероятно докажет то, что я говорил.

 

Вы знаете, что наш народ не разлюбил Иосифа Виссарионовича? Я уже об этом говорил. И никакие произведения искусства, ни фильмы, ни книги , ни откровенные тексты не могут поколебать это уважение к тирану.

 

Я просто назову вам 10 техник, как это делается.

 

Первое. Все понимают, что именно Сталин в 20 веке - главный герой российского культурного космоса. Он бьет всех. Была масса исследований в связи с передачей «Имя Россия» и со многими другими. Телевидению, начальству, власти это неудобно. Никакой Иван Грозный, никакой Александр Невский, никакой Пушкин, хотя Пушкин попадает иногда на третье место, не говоря уже о Столыпине, о каких-то других деятелях российской истории. Сталин - абсолютный герой. И это потому, что во время приближения его смерти, недель до его смерти или недель до его рождения, телевидение показывает не менее пяти передач на больших федеральных каналах в день специально. Это очень важно, т. е. его много. Не важно, как он оценивается. Его просто очень много.

 

НТВ запустило, но потом они не стали повторять, огромный 84-серийный проект «Сталин. Live.” Вы его помните.

 

Значит, первый момент - Сталина много. Второй момент. Много неизвестной информации: кто была жена, и как они потом застрелились, как он убивал жен своих близких соратников. Огромные сейчас были циклы передач. Отдельно, как их сажал в тюрьмы, и как это терпели члены политбюро от Молотова до Буденного. Подробно рассказывают о неизвестных вещах. Была даже передача -я был удивлен - что Сталин так не доверял врачам, что последние полгода майор охраны был его врачом.

 

Это не важно, главное, что много странной информации о таком гении в Кремле, о таком каком-то невероятном человеке.

 

Третий момент. Обязательная объективность. Нельзя сделать так, чтобы народ любил тирана без рассказа о том, что он тиран. Это обязательно. Что сажал детей врагов народа, отнимал детей у родителей, подписывал сам лично списки на многие тысячи человек, более того, заставлял подписывать членов политбюро эти списки и т. д.

 

Четвертое. Это обязательно герой с оговорками: да, конечно, он был плох, мы все про это знаем, много говорится, много передач и много всего. Но не забывайте, граждане Российской Федерации, что только благодаря Сталину мы выиграли войну. Ну и еще немного — народу. Народ и Сталин. И вот эта мысль транслируется из года в год, она очень важна — вот эта победа с именем.

 

Пятое. Призыв к продолжению дискуссии. Это выдающаяся техника: давайте спорить о Сталине! Давайте обсуждать!Вы хотите сказать, что он ужасный, вы — что он не такой ужасный, хотя и отвратительный, кто-то еще что-то. Только много обсуждений. Это серьезная шестая...

 

Седьмое. В телевидении есть такая техника: за пределы моральной прагматики. Т.е есть какие- то ситуации, ну например, историческая необходимость. Например, Столыпин или сейчас Распутин. Сейчас будет заказан огромный сериал, о том, что хороший был парень Распутин. И Машков будет его оправдывать и рассказывать, какой же чудесный... и просто неправильное историческое представление с этим. То есть вывести за пределы моральных критериев вообще. Не говоря: плохой- хороший. Просто за пределы.

 

Это очень серьезно делается. Конечно же Сталин всегда рядом. Телевидение, радио, газеты исходят из постулата «спасибо, что живой». Ждите, что он сейчас постучит в дверь вашей квартиры. Он рядом. Он живой. Он харизматик. Как он обыгрывал этих идиотов Рузвельта с Черчиллем. Как это все происходило. Ну я утрирую, конечно, «идиотов» не будет никто говорить. Но вот эта гордость, потому что хоть и тиран, но он преодолевал хаос российской невнятицы. Он держал эту систему не в ежовых, а каких-то там рукавицах. Он владел порядком. Это очень важное основание для того, чтобы мы имели 38, а не 88 негативных отношений к этому герою.

 

Я был просто свидетелем, как немецкие кинематографисты пострадали за то, что они сделали комедию про Гитлера, где он был полный идиот. Они закрыли фильм только потому, что таким образом Гитлер очеловечивается. И это запрещено в Германии даже не законом, что само собой, а самим консенсусом, что значительно более важно, общественного мировоззрения, общественной морали и т. д. Только никак или только плохо. Ничего нейтрального. Никаких комедий о Гитлере. Ничего подобного. И масса скандалов в связи с этим. Может поэтому они делают «Мерседесы», я не знаю?

 

 

 

Я хотел вам только одно показать, что мы не фиксируем часто, не видим часто, как происходит это форматирование, можно называть негативным термином манипулирование, но я не пользуюсь им. Это форматирование, потому что это настоящее, сверхсовременное, осознанное и научно не исследуемое производство смыслов, а, на мой взгляд, ничего более важного на свете нет.

 

Спасибо!

 

DSC_6407– Даниил Борисович, вот Вы писали, и сегодня в контексте Вашей лекции говорили о кризисе культуры в широком понимании этого слова и о массовом мировоззренческом тупике. Вот в какой момент, когда, на каком этапе российского общества это началось? Спасибо.
 
 Д. Д. - Вопрос замечательный и совсем не простой. Какое-то время я общался с человеком, которого лично глубоко уважаю. Его зовут Егор Тимурович Гайдар. И вы знаете, что для того, чтобы совершить экономическую революцию в нашей стране, он много лет к этому готовился. У них был в Петербурге кружок. Вы знаете, что там много, кто входил в этот кружок.. Но когда после Беловежских соглашений Россия отошла и стала самостоятельной, они абсолютно знали, как ровно в семи местах перерезать советскую экономику. Они ее перерезали в семи местах 2 января 1992 года. И к 1 мая, т. е. практически за четыре месяца, не помню точно, сколько у нас, кажется 19 миллионов квадратных километров наполнились едой. С 16 года по 92-ой в России всегда был дефицит еды. Всегда. Даже в хваленые годы НЭПа. В каких-то местах было... это уже не было такого страшного голода, но вот этот НЭП с конца 21-ого -29-ый - более-менее было что-то. Но всегда страшный дефицит еды. Гайдар сделал за 4 месяца. И многие видели. Это все было на наших газах. И я видел в городе Пенза, где тогда жили мои родители. Бабушка - я приехал на майские праздники- говорила: «Ты мне, милок, это польское сливочное масло не подсовывай. Дай мне новозеландское, экологически чистое!» Она всю жизнь стояла в страшных очередях за хлебом, за чем только она ни стояла! Какое новозеландское масло?!
 
С Гайдаром много раз беседовал. У него не было, и ни у кого из них не было представления о том, что кроме экономических, политических и каких-то цензурных трансформаций, нужна работа с системой представлений людей о жизни. Они просто это даже не мыслили. Они не представляли. До сих пор не представляют. Даже Владимир Владимирович. Он что-то подозревает... Это не рефлексируется. Как это возможно? Они были уверены, и многие до сих пор уверены, что люди увидят 200 сортов колбасы и сыра и станут свободными. И полюбят буржуазные отношения. Они с 240 тысяч зарубежных паспортов перейдут, как сегодня, на 17 миллионов зарубежных паспортов и увидят, что это другая жизнь. Все иначе устроено. Они этого не понимали. И этого никто до сих пор не рефлексирует, с этим никто не работает специально. 
 
Вы говорите, когда это произошло? Это сразу произошло. Дальше только накапливалось. Я, например, когда начался кризис, проводил специальное исследование, мы там втроем проводили исследования, когда начался кризис 2008 года. Пытались среди программы действий правительства и всех выступлений Медведева и Путина обнаружить, упомянут ли они когда-нибудь понятие «мировоззрение» и «культура». Никогда, ни в каком контексте. Даже не произнесли. «Это экономический кризис. Это американцы нас наградили этой гадостью. Мы вылечимся» и т. д. Это очень важный момент. Нельзя сказать, когда? Это неосвоенные и чрезвычайно значимые технологии недопонимания значения культуры, которое сохраняется все 22 года существования новой России.
 
Часто возникает вопрос, как это может быть, почему не изучается целостный мир людей, телевидение, интернет, последствия, новая цивилизация интернета, что за этим стоит, как нужно действовать, почему люди ненавидят строй, в котором живут и т. д.? Это самый серьезный вопрос. И ответа, у меня лично, нет. Только гипотеза. У меня доказательств нет. Могу ее произнести. Гипотеза такая. Моя личная. Что в России огромная работа ведется по сохранению трансисторического протофеодального типа отношений. И это те матрицы в этом смысле, какие-то формы поведения, реакции вот этих паттернов, вот этой морали. Не различимы 16 век и 21-ый. Они различимы, они очень современные. Вы можете завтра вылететь даже в Париж, не только в Анталию. Вы можете все, что угодно: выкупить заводы, если договоритесь кое с кем и т. д. Но других объяснений у меня нет. Это табуируется, чтобы не менялось. Это гипотеза. Ненаучная. Про это подумайте дома. Но мне кажется, это очень важно. Других объяснений нет, почему культурная политика, культура в широком смысле слова... речь не идет о песнях Стаса Михайлова или наоборот о постановках оперных господина Гергиева. Не имеет это значения. Я говорю о культуре в широком смысле, гиперважном, том, где мы уже соревнуемся с миром.
 
 
DSC_6434– Даниил Борисович, интересует Ваше мнение про новый телеканал «Дождь», который сильно отличается от мейнстримовских, Что скажете про него?
 
 
 Д. Д. - Понимаете, большие каналы, когда их спрашивают, как вы относитесь к «Дождю», все говорят: «Ну это же непрофессионально...Ну как это можно? Это самодеятельное телевидение, там нет даже бюджета на серьезные новости... Приходят эксперты- я тоже много раз там был- в новостях... Какие фильмы они показывают...Дешевейшее... арткино, которое побеждает на фестивалях типа «Сандэнса» или «Роттердама». Они даже не могут каннский или венецианский боевик купить.» - Эти -то купили уже все.  Но мне кажется, что при всей самодеятельности - это все-таки живой канал. Они получили право на политическую свободу - это огромный ресурс в России, гигантский ресурс. Он специально дарится в особых гетто, в особых местах, потому что те, кто его подарили думали, что выше какой-то черты их смотреть не будут, потому что пока еще не эфирный канал, а кабельный и интернетный канал. Следовательно, эти бабушки, которых учат ненавидеть бизнесменов, и не обязательно бабушки, весь народ учат ненавидеть бизнесменов... Это канал, где можно вести прямые эфиры. Вы же знаете, что в России, кроме спорта, прямых трансляций новостей и встреч с руководителями государств, вы нигде не увидите прямого эфира. Как человек, который много раз снимался,- это просто ужас! Это вообще все не то. 
 
Я вот был позавчера четыре часа с Путиным в Кремле. Телевидение показало вообще не то, что там было. Просто выбрали две сценки по поводу отвратительной Америки, ее показали, обидели госсекретаря США. Причем здесь правозащитники? Они вообще рассказывали о состоянии судов, тюрем, инвалидов, мигрантов. Там были совершенно другие темы у нас. Это встреча с правозащитниками. Все просто не демонстрировалось.
 
«Дождь» имеет такие возможности. Я, например, смотрю дискуссии, некоторые там. Я примерно знаю, что братья Дзядко есть там, я с ними знаком. Или какие-то хорошие передачи. Я часто смотрю новости, потому что иначе, без сравнения с федеральными каналами, про реальность ничего не узнаешь. И они имеют такое же право, как и другие редкие СМИ в нашей стране, с чем Наташу Синдееву- владелицу «Дождя»- можно только поздравить. Но моя попытка через нашу комиссию вбить их во второй мультиплекс... Значит, что такое мультиплекс? Летом, к осени 2015 года в России будет два бесплатных мультиплекса по 9 каналов. Это произойдет при переходе на цифру, и, естественно, какие-то каналы типа «Пятница» попадут, я не говорю уже о федеральных, и из каждого региона1 главный местный канал будет попадать даже в первый мультиплекс, все федеральные. Попытка их вбить во второй мультиплекс оказалась неудачной. Пока еще Кремль не разрешает им быть бесплатным для каждого желающего жителя страны.
 
 
DSC_6443– Даниил Борисович, Вы говорите о телевидении, в основном, но с учетом нынешней ситуации, когда в интернете существует проекция контента телевизионного, когда интернет не такой свободный, каким он был при его появлении. Он уже не ассоциируется с неформальностью, с многочисленными хакерами. Это уже территория, где государство обосновалось так же надежно. Имеет ли смысл говорить о том, что вот именно телевидение — такое спланированное , контролирующее сознание? Может быть весь поток информации, который сейчас идет со всех сторон - это и печатная продукция, интернет, телевидение? Как Вы думаете,настолько ли там ситуация сложная, как с телевидением или нет? Спасибо.
 
Д. Д. - Я скажу из идеи, что все в нашей жизни не простое. Любая сфера. Это касается искусства, финансирования, например, это касается выбора экономических или финансовых стратегий. Это касается, безусловно, всех социальных отношений и интернета тоже. Просто это неотвратимая смена цивилизаций, связанная с интернетом, которая перелопатит и переустроит многие системы наших отношений, которые сегодня кажутся незыблемыми. Но это будет происходить какое-то время.
 
С другой стороны, телевидение не дремлет. Телевидение захватывает интернет тоже и активно распространяется там. Телевидение готово меняться. Если бы, например, отключили или уменьшили систему его финансирования. Вот этот самый телевизионный рейтинг, о котором я вам говорил. Если бы его трансформировали. Ну например, если люди будут больше платить за каналы, что люди не захотели бы заплатить даже за общественное телевидение. Я был одним из авторов этой идеи. Мы ходили к президенту, чтобы его сделать не таким, как сейчас, таким, каким оно должно быть и каким оно есть во многих странах — абсолютно независимым. Дмитрий Анатольевич удивился, когда я сказал, что у нас нет государственного и частного телевидения. «А какое же?»- сказал президент, в то время президент страны. Это было 1 марта 2012 года. Все телевидение Российской Федерации коммерческое. Не имеет никакого значения, кому оно принадлежит. Оно все коммерческое. То есть оно все построено на том, чтобы продавать зрителям или, если у тебя богатый муж Синдеевой, и он может что-то доплачивать. Все равно оно там убыточное, как вы понимаете. И поэтому и Парфенова передачи не могли остаться. Он не альтруист, и они дорогие очень. Это все стоит денег, их нужно где-то брать. Зрители привыкли в России... Им 32 рубля в месяц показалось гигантскими деньгами. Полторы буханки хлеба не купишь, сто грамм колбасы..., но люди не привыкли давать такие «несметные» деньги, порядка 400 рублей в год, на общественное телевидение. Это сложные процессы, на это уйдет время. Здесь ожидаются разные мутации, в связи с тем, что может делать, чего не может делать телевидение. Сейчас телевидение, после цифровой революции летом 2015-ого года, переходит в 3D, в значительной степени, для элитных, довольно дорого, но это будет происходить. Представляете, цифровое телевидение, а мы еще к нему не готовы. Ну, например, советское кино находится на пленке. Это значит все. Сразу. Или нужны несметные деньги, чтобы это перевести на цифру. И масса последствий, которые мы сейчас не очень учитываем, знаем и т.д.
 
Я хочу сказать, что это ежедневный такой процесс адаптации скорости развития мировой технологии, мировых отношений к российской реальности, а российская реальность приемлет все.
 
 
DSC_6464– Скажите, пожалуйста, а можно ли защититься от воздействия?
 
Д. Д. – Вы имеете в виду телевидение? Конечно можно. Во-первых, больше читать книг. Это универсальное средство. Потому что известны исследования, что все эти опыты вербальные очень усложняют личность и культурную оснащенность, культурные ресурсы каждого человека. Если человек способен рефлексировать, то что он видит, ему вообще никто не страшен. Если он это способен делать. Подавляющее большинство не способно. И вы знаете, когда я привожу эту цифру, просто никто мне не доверяет. Знаете ли вы, что, например, произведения искусства — это моя профессия , я социолог искусства, профессиональный, имею степени на эту тему- понимают от двух до трех процентов населения страны. Не более трех, на самом деле два. Остальные искусство не понимают. Они переводят это в мимитический план, т. е квазиреальность и воспринимают как квазиреальность. Они символические языки считывать не способны. Это 98 % зрителей. И поэтому, если мы будем... и мы, и вы, и у государства, и у гражданского общества есть какие-то ресурсы побудить людей к развитию личности, хотя бы собственной, хотя бы собственных детей, тратить на это время, силы. Это специальные программы, огромные работы. Каждая мать должна понять, что, если мальчик или девочка до 6-7 лет не придет в музей- больше не придет никогда! Это невероятно важно: затащить в период первичной социализации туда ребенка. Несколько раз. Приучить. Поэтому вы не случайно приходите в западный музей - там на полу сидят дети. Они зачем это делают? Чтобы машины собирать качественные потом! Чтобы не воровали, чтобы им не доплачивать. 
 
Я рассказывал детям в Репном, что я поразился недавно прочитанной большой статье, где оказалось, что в Германии люди получают только свою зарплату. Там вообще нет никаких доплат. Даже немыслимо рабочему дать поощрение. «Премия»- слова такого нет. Агентские проценты- ничего этого нет. Люди невероятно добросовестно делают то, что они делают за ту позицию, на которую их наняли. Если они хотят больше, они переходят на другую позицию. Все. Это- ментальность. Это культура, это отношение, это противостояние тому, куда вас тащат. Что такое искусство? Грубые вещи от социолога- это способность людей отстраняться от реальности. Вот важнейшие основания, при которых человек может работать с художественными языками — это противостояние психологическому механизму идентификации. Идентификация- т. е. совмещение тебя с тем, кто тебе рассказывает про фильмы. Или картина, или сюжет, или пьеса. И ты идентифицируешься с героем. Это делают почти все, если это делают качественно. Но выработать в себе умение дистанцироваться -2 %. Учите этому детей, учитесь сами. И это самая важная защита, чтобы они уже были на тех позициях, которые смогут вас в старости прокормить.
 
 
DSC_6480– Здравствуйте, Даниил Борисович. Сегодня в Вашей лекции прозвучал много раз вопрос «зачем?» Это очень интересный вопрос. И есть ли ответ на этот вопрос. Реальный, который будет объективный. Почему это нужно именно нашему обществу, почему нужно кому-то наверху делать это в нашем обществе? Почему это не актуально в той же Германии, в тех же США? Вы приводили много примеров о том, что есть у нас, а у них этого нет. Почему так вышло, почему так получилось?
 
Д. Д. -  В школе это называется простым детским комментарием — вопрос на засыпку. Это настоящий вопрос на засыпку. Я не знаю, почему? Вот я вам гипотезу сказал: чтобы сохранить четырнадцатый постмонгольский век сегодня. Есть такое. Это не осознается. Специального задания нет. Нет задания специально показывать бизнесменов моральными уродами. Поверьте, нет. Но пишется, телеканалы ставят. Телеканалы контролируют каждую реплику в любом сериале. У нас их от трех до четырех тысяч часов в год. Зачем? 
 
– В обществе есть такая потребность. (реплика из зала)
 
Д. Д. - Вы правы. Это называется в социологии «сильная гипотеза».
 
М. З. Берколайко. - У меня есть к этой сильной гипотезе сильный аргумент. Я иногда смотрел такие передачи как «Пусть говорят», ну поскольку занимаюсь драматургией, поскольку писал когда-то для телевидения, даже один раз для кино. Мне все время казалось, что это постановочные передачи. То есть собирается там два человека, мать — дочь, они начинают выяснять отношения. Это час ненависти, как у Оруэлла. Приходят какие-то их родственники. Я не верил, что могут прийти нормальные живые люди и на семнадцать миллионов аудитории выяснять, кто у кого трусы украл. И теперь больше смотреть не буду. Эксперимент состоялся. Один раз появилась якобы певица, но безусловно яркая, интересная женщина Любовь Казарновская. Которая на семнадцать миллионов человек обсуждала вопросы своих материальных и финансовых отношений со своим восьмидесятидвухлетним отцом, героем войны. Все. Я понял. Такие мы. И отсюда все следует.
 

 

 

 

Финансовые попечители:

Благодарим за поддержку: