main-banner-to-help-teachers-1

18 апреля

Евгений САТАНОВСКИЙ
«Российская стезя: бесконечный переходный период как отражение национальной идеи»

Евгений САТАНОВСКИЙ

Большое спасибо, опять же, за представление и спасибо всем, кто сюда пришел, хотя в Институте Ближнего Востока я не директор и никогда им не был, я президент Института Ближнего Востока, а разница состоит в том, что директор- это человек, который получает зарплату, а президент - тот, кто ее платит. Ну, такая, довольно существенная, во всяком случае для него, потому что каждый раз, когда меня называют директором, он хватается за сердце, думая, не уволили ли его и не узурпировал ли я его место. Подтверждаю, что не узурпировал.

Евгений САТАНОВСКИЙ

На самом деле, скажите, пожалуйста, дамы и господа, что бы вам было сейчас интересней послушать, потому что в наших условиях можно говорить о чем угодно, и вас за это не посадят, что свидетельствует о том, что в Российской Федерации достаточно демократичная ситуация. Вот мы сегодня целый день обсуждали вопросы того, что творится в стране, что с демократией и что с ней будет и стем же успехом можно говорить о России, можно говорить о Ближнем Востоке, можно говорить о том, что в мире вообще происходит, но нельзя говорить обо всем одновременно, потому что тогда это часов десять. Вот что бы вам интересней было услышать: внешний мир, вот тот же Ближний Восток, что там или внутренняя ситуация с моей личной точки зрения?

Реплики из зала.

Евгений САТАНОВСКИЙ

Это разумно, поскольку внешняя ситуация- она потому и внешняя, что мы в ней не живем, то внутренняя всех интересует несколько больше. Давайте попробуем внутреннюю. Сразу могу сказать еще раз - Институт Ближнего Востока- негосударственная структура, он не входит в систему Академии наук, поэтому, чего бы я вам тут ни сказал, отвечать за это все равно буду только я, за меня государство не отвечает. С другой стороны, если я вам чего-то говорю, это не значит, что меня попросил об этом господь Бог, в администрации президента, лично Владимир Владимирович Путин или, наоборот, дух покойного Немцова. Я как акын- что вижу, то пою.
Внутренняя ситуация наша, коллеги, весьма проста. Мы живем в бывшей империи, которая пульсирует, распадаясь и возрождаясь, третьей империи на территории нашей страны. Первая была Романовская, создал ее Петр, вторая была советская, и создал ее Сталин после короткого периода развала, третья -сегодняшняя, создает ее Владимир Владимирович Путин, действующий президент Российской Федерации. Поскольку вы можете сто раз говорить о демократии и действовать, исходя из демократических побуждений, но, человек, возглавляющий такую здоровущую территорию, как Россия, со своим историческим багажом, со своими соседями, со всеми теми фобиями, относительно этой территории этих самых соседей, беспримерное напряжение в отношении нашем сегодняшнем с Европой, с американцами, а особенно с Восточной Европой, с буквально бьющимися в некоторой истерике Польшей и Прибалтикой,- это и есть следствие вот этих самых фобий. У них есть некоторая история. Что мы можем сказать Варшаве после трех разделов Польши? Что Путин не Екатерина II, ну да, но он в Германии служил, мало ли чего он там от них, от немцев, набрался, думают внутри себя поляки. Вот это вполне себе третья империя. И то, что она возникает так, как возникает, есть историческая объективность, которая может нравиться, может не нравиться. Я очень далек от того, чтобы захлебываться в истерическом счастье по поводу всего, что происходит, на подобии того, которое можно найти у Проханова или у Стариковой, или у других членов Изборского клуба, задача которых только чтобы их купили в качестве некоторого организатора коллективной идеологии страны, и они про эту идеологию столько говорят, что уже просто воротит. Обком в действии, а ее все никак не покупают.
Я очень далек от того, чтобы биться головой о стенку со словами о том, что мы порушили все, что было в наших отношениях с добрыми нашими соседями. Как выясняется, никаких добрых соседей не было. Да простят меня дамы, но есть такая поговорка о том, что то, что вы принимали за оргазм, оказалось астмой. Мы искренне полагали, что в девяносто первом году- вот три дня и развалился Советский Союз. Он, действительно, уже так всем осточертел, что его никто не вышел защищать. Вот с девятнадцатого по двадцать первое августа не вышел защищать страну под названием Советский Союз: ни КГБ, ни отряды КПСС, ни комсомол, ни черт, ни дьявол, ни армия- вообще никто. Просто растворились в пространстве до полной прозрачности люди. Не потому, что они хотели, чтобы дальше пришла толпа некомпетентных, частично вороватых- пробы на них некуда было ставить- а частично искренних, симпатичных людей, и все обвалилось. И не потому, что они хотели, чтобы потом некоторая часть этих людей дожила до сегодняшнего дня и кто-то из них стал миллиардером, а кто-то стал диссидентом, а кого-то застрелили, а кто-то сидит в Парламенте. Просто очень смешно, когда мы говорим, вот девяностые годы- это был страшный прорыв, а теперь, а теперь мы встали с колен. Простите, а в девяностые годы, что делали те, кто вставал с колен? Ну ладно, я бизнесом занимался, благотворительностью, пытался дать возможность не сдохнуть некоторым академическим проектам, которым государство перестало платить, а что, президент действующий не был случайно в мэрии Санкт-Петербурга? А что, третий президент и его сменщик, Дмитрий Анатольевич Медведев, а также Греф, а также Кудрин, и дальше вы начинаете перечислять всех на свете. Они не были в мэрии, в разных отделах мэрии Санкт-Петербурга, второго, вообще-то, города страны? А Шохин, который вот во главе Союза промышленников и предпринимателей не сидел вице-премьером? А Чубайса не было в девяностые годы? Это сейчас он на госкорпорации, а тогда... Кириенко не был премьером? Все вышли из девяностых годов, а некоторые недобитые люди вышли даже из конца восьмидесятых, хотя, к сожалению, Евгений Максимович Примаков очень стар, но он и в восьмидесятые годы был вполне себе в истеблишменте, и еще в каком истеблишменте, в том числе и в разведывательном, а в девяностые, конечно... Мы же идем, переходом, не бывает провалов, когда вот щелк -восьмидесятые, щелк- двухтысячные годы, а между ними ничего не было. Все плавно перешло, и оно перешло так, как оно и могло перейти, потому что, чем был, собственно говоря , провал Советского Союза и возникновение на его месте Российской Федерации и еще четырнадцати союзных республик и некоторого количества кусочков, которые не вместились в союзные республики и не договорились с новым начальством: вот у нас есть Абхазия, у нас есть Осетия Южная, у нас есть Карабах и Приднестровье и чертова туча разного всякого, чего еще не отделилось, но завтра, может, и отделится. Тяжелое отношение Каракалпакии с Узбекистаном, внутри которого она находится по наследству от соседнего бывшего Советского Союза. Во-первых, это был процесс, когда политбюро выкроило себе каждый по стране. Ну вот последним, самым осторожным, был Туркменбаши, который посмотрел, что все окончательно, наконец, распалось, и сказал, ну, раз вы все, тогда ладно, и Туркменистан будет независим тоже. И немедленно сделал из него жуткую тиранию, деспотию такую, что Саддам Хуссейн, какой-нибудь, либерал был по сравнению с ним, и все деньги были у него, и статуя была вполне себе золотая, даже вместо Корана была странная и немножко смешная книга «Рухнама», автором которой он был записан. Ну, хорошо, когда вы вчера член политбюро, есть коллективный разум, вы можете попасть в опалу, вас могут снять, у вас есть какие-то ограничения, вы обязаны это и обязаны то, с вас спрашивают. А, когда вы первый номер, с вас особо -то никто и не спрашивает, вы сами себе президент, а ежели чего, то вы можете и парламент из танков разгромить, если плохо себя вести будет. Можете? Можете!
Вторая вещь- это некоторая объективная историческая закономерность: коллектив начальства в виде партийно-хозяйственной элиты выдохнул и сказал — ребята, тут все будет наше, а нам за это ничего не будет. А вам мы расскажем, которые там внизу сидят, у евреев на иврите это называется амхарец — люди земли, или народ, по-русски переводится «быдло» - невежливо переводится. Но надо же понимать, как начальство относится к населению, потому что мы постоянно удивляемся, почему там что-то происходит с образованием и с наукой, и с медициной, с чертом, с дьяволом. Но это настроение уйдет, когда ты понимаешь, что в принципе, когда ты живешь в стране, оккупированной начальством, то оно так к этому и относится. Если гауляйтер добросердечен, хорош, и ему почему-то интересна эта чепуха, которая там есть в этом университете или в этой больнице, значит, он будет это отстраивать и денег на это давать. Если ему интересен только собственный карман, ну так и не будет. Вон у нас в Москве при Лужкове — Лужкову была интересна Москва, вот почему-то, при гигантских минусах Юрия Михайловича, а теперь у нас новый мэр, Собянин, таежник такой. В принципе, что его на Москву бы посадили, что не на Москву- ну, не его это город, а с точки зрения места для кормления, ну дали боярину удел- он с него кормится. Ну, тоже понятно. И тут же мгновенно стали там платные парковки и много, чего угодно, и с криками, что у Москвы бюджет дико напряжен, жуткое сокращение больниц и всего на свете, школы сливаются одна с другой: одна хорошая с десятью плохими, а при этом главная задача вдруг оказалась- построить на Воробьевых горах, где, вообще-то, ничего строить нельзя из-за геоподосновы, здоровущую дуру- памятник Владимиру-крестителю Руси. То есть денег, видимо, настолько некуда девать, что их вобьют вот в эту вещь, которая, в принципе, интересна полутора людям и не более чем. Что с этим делать? Ответ — ничего. Потому что, ну, интересен этот пост исключительно президенту, он назначает. Он назначил, вот с этим и работаем, что можем, в качестве москвичей, то и делаем.
Начальство, которое поняло, что партхозактив превращается в олигархов, в министров, в премьер-министров, в глав госкорпораций и прочую толпу народа, у которой денег много, а ответственности ноль- это и есть наша объективная реальность. Потому что, если вы вспомните все наши нацпроекты и много чего еще, то, вообще говоря, если бы все, что затевалось и обсуждалось, чем-нибудь кончалось, то мы бы жили в помеси Сингапура, Канады и Германии. Дороги были бы до Дальнего Востока, все, что можно, было бы давно реализовано, коровы доились бы безумным количеством молока- захлебнулись бы уже, некуда было бы девать, и вообще, все было бы обустроено здорово.
Но почему это не так? Потому что, на самом деле, идеи состоят в основном в том, что любой нацпроект, любая госкорпорация и все, что угодно — это движение в правильном направлении, но не для того, чтоб закончить какую-то проблему, завершить ее, получить результат и пойти дальше, а для того, чтобы выделить деньги из бюджета и их распилить. И надо это трезво понимать. Если у вас небольшая часть этих денег пошла на дело, так и слава Богу. Почему-то, если она пошла на дело. Предъявлять к этому претензии так же целесообразно, как римским партициям и всадникам ходить демонстрацией вокруг Колизея с плакатом «Мы против наступления проклятых темных веков». Ну вы против, но средневековье, оно же все равно наступит — ходите вы, не ходите, что теперь делать?
В этом плане есть и хорошие новости. Хорошие новости состоят в том, что на планете огромное количество мест, которые на два порядка или на десять порядков хуже, чем Российская Федерация, жизнь в которых совсем чудовищна, государственность в которых вообще перестала существовать, и, что называется, то, что для нас проклятое настоящее, для них — светлое будущее, чего мы не очень понимали при советской власти, потому что вот вы видите глянцевую картинку из замечательного журнала: на ней пальмы, синее небо, зеленый островок, но когда мы живьем туда попадаете, на какие-нибудь Карибы, вы говорите- Господи, нищета-то какая, просто катастрофа совсем. Еще и дышать нечем, климат мерзкий.
Замечательна Африка, за которую мы так болели там в шестидесятые — семидесятые годы. Никита Сергеевич Хрущев открыл дорогу в мир после Фестиваля молодежи и студентов, и вот деколонизация, и все замечательно. Выяснилось, что колонизаторы были плохие. Результаты того, что все эти африканские страны свободны от колонизаторов- это вот просто большей катастрофы нельзя даже придумать. Со всем тем, чего было в нем плохого и развилось, то есть работорговля, где-то в западноафриканских странах каннибализм, который никуда не делся и живет с геноцидами, причем, геноцидами -геноцидами: миллиона полтора хуту и тутси убитых за пару месяцев - это только пример, там ведь большая африканская война в Конго- это пять с половиной миллионов покойников, о ней вообще никто не писал, ну, какие-то черные люди друг-друга убивают. Ну, десять стран воюет, ну ладно. А ведь это самое большое человекоубийство в мире после первой и второй мировой войны. Это вообще никого не волновало, честно говоря, включая и западную прессу. Просто мы никогда не ездили по миру и мы смотрели на него как-то так, сидя в нашей большой, в одну шестую земного шара лавке, почему-то думали, что у нас только все плохо, а там все замечательно. Когда вы в этом «замечательном» оказываетесь- большая катастрофа.
Ну есть, да, какая-то часть мира, в которой вам жить неплохо. Сингапур замечательное государство. Полицейское насквозь, железная диктатура, которую установили, когда докеров, бастовавших или мафию или компартию местную просто расстреливали без суда и следствия. Мы же видим результаты, мы видим замечательный Сингапур, который чистый-чистый, но мы же не очень представляем себе, как это было еще в какие годы, но тем не менее.
Есть единственный, пожалуй, на Ближнем Востоке устойчивый и не разваливающийся на фоне соседних арабских стран, от которых ничего не остается, - Израиль. Есть страны западного блока: Канада, Австралия, Новая Зеландия, которые совершенно не заморачиваются национальной идеей.
Помните, у нас все искали в прошлом году национальную идею, в этом году все ищут идеологию. Начальство что-то сказало на эту тему, ну, как обычно бывает, короля играет свита, свита, услышав, что надо идеологию, начинает носиться кругами за собственным хвостом, вот обычно с привязанной жестянкой носятся, с криками «Где идеология?» носятся, тут же со дна поднимается масса народу, которая — сейчас, наша идеология - и придумывает что-то странное, а была национальная идея. Вот у Австралии, Канады, Новой Зеландии никакой национальной идеи нет. Вы где-нибудь слышали про австралийскую национальную идею? Не дай бог, про новозеландскую. При этом дороги строятся, медицина работает, жилье - вы получаете социалку очень серьезную, университеты работают и как-то вот так они серые, несчастные существуют без национальной идеи. Возможно даже, ну ладно, Новая Зеландия, ну ладно, Австралия, она далеко и там кенгуру. Но Канада на нас, уж более похожей страны уж точно нет. Гигантские просторы, удивительно много чего-то по экологии, по климату нашего и как у нас там березки и много, чего другого. Но при этом в Заполярье идут четырехполосные хайвеи, по которым без всякой национальной идеи можно доехать до американской Аляски. До Чукотки вы не доедете, до Дальнего Востока вы на поезде доедете, а на автодороге, вот, если не считать зимника, вот тоже как-то плохо, за Читой вы встанете. И вот не исключено, что правильная национальная идея- это не заморачиваться в поисках национальной идеи, а просто обустраивать страну с тем, чтобы она была правильно обустроена, чтобы было сохранено все то, что надо сохранить, чтобы было меньше треска и пар меньше шел в свисток, а больше дала. Мешает этому многое, причем вам все объяснят правильно, почему именно в этом году ничего не получилось: кризис, конфликт с Западом, вот не случилось, цена на нефть упала. Кого волнует цена на нефть в той же Канаде, но почему-то дороги строят. Может быть, проблема состоит в том, что километр дороги, построенный в Российской Федерации, приблизительно в семь раз дороже, чем километр дороги в тех же климатических условиях, построенный в Канаде, Швеции или Соединенных Штатах? Тут возникает вопрос: где деньги? И, в принципе, на него даже есть ответ. Ну, значит так, классическая формула- воруют. Дальше возникает другой вопрос: нельзя ли установить нормы? Потому что можно бороться с коррупцией от забора и до обеда, но, если вы коррупцию все равно победить не можете, потому что она неискоренима, и это, к сожалению, есть некоторый принцип демократического общества, потому что в принципе коррупция не существует только в такой диктатуре, в результате которой уже населения не остается, ну, у Пол Пота были там товарищ номер один, товарищ номер два, их было пять человек- членов правящей команды, а все остальные были нищие молодые люди, которые убивали всех остальных. И так они полстраны истребили. Коррупции там точно не было. Пример не очень привлекательный.
У меня возникает ощущение, что любого нормального типа государство, в котором есть какой-то парламент, местная власть из какой-то, худо-бедно автономии, еще что-то в этом роде, не абсолютной диктатуры, сцеплен с коррупцией так же прочно, как блохи с собакой. Возможно, это на уровне сцепления генов. Но, знаете, если приручать лисицу- в Новосибирском университете был такой эксперимент в академгородке: много лет ловили лис и разводили их по принципу тех, которые дружелюбны к людям- как вырастить дружелюбного зверя, домашнего, из дикого зверя. И там выросла некоторая генерация одомашненных лисиц. Но у них стали вислые уши, хвост крючком и они стали пятнистые. Это вполне реальная история, до сих пор кое-где они существуют. То есть они начали напоминать, на самом деле, нормальных собак. Единственный вывод, который сделали, что ген дружелюбия, что называется, вот сцеплен намертво по обычной генетике с какими-то признаками, которые, собственно, и отличают собаку от волка. Почему это? Так, а черт его знает. Почему-то. И такое ощущение, что, если у вас начинает строй из тоталитарного переходить в какой-то более похожий на нормальный, то есть у вас магазины наполняются, у вас жилье- перестаете вы двадцать пять лет жилья ждать по разнарядке. Да, оно дорогое, но оно есть. Про магазины: с тринадцатого года, вообще- то, мы впервые достигли этого уровня насыщенности торговли, после 2003-его, как ни парадоксально. И одновременно у вас дикое разворовывание, огромная толпа миллиардеров, укравших свои деньги на той или другой отрасли, том или ином направлении государственной деятельности. Возможно, единственно, что можно с этим сделать, это установить нормы. Я не знаю, десять процентов, пятнадцать или двадцать, скорее всего, лучше бы пятнадцатью ограничиться. Из которого честно говоришь: вот этот процент идет царю, этот процент боярам, этот - местным властям, а здесь мелкому начальству. Ребята, вы возьмите себе, открыжьте от бюджета, остальное все на дело можно пустить? Или давайте, посчитайте, что надо на дело, а сверху приложите тот мешочек денег, который вы все равно украдете, ну, потому что, удивительно, но ведь наша специфика- я довольно часто обсуждаю это с казахскими коллегами, которые говорят нам: десять процентов украсть - это ладно, пятнадцать- это очень много, а вот зато как у вас, когда сначала украли, а потом из оставшихся почти ничего - вы думаете, как же это все сделать, мы так не можем, нас президент не поймет. Этот президент еще старой советской формации Назарбаев- фигура уникальная. Мы живем в других условиях. Конечно, можно пойти другим путем и импортировать в Российскую Федерацию из Казахстана двух человек: Назарбаева и его премьер-министра Масимова. Это тоже пригодится. Они обустроят это все в качестве центральноазиатских варягов, но на это вряд ли начальство пойдет.
Ситуация при этом не так еще совсем плоха, как, в основном, человек интеллигентный, образованный и, как правило, в Российских условиях, достаточно симпатичный, полагает, исходя из того, что видит вокруг себя, потому что вы знаете, что у нас вечная проблема отношений населения и государства в том, что население что-то ждет от государства и жутко в нем разочаровывается. Ждет взаимности, как Костя Остенбакен от Инги Зайонц, у Ильфа и Петрова, а получает то, что получает, и взаимности тут нет. При этом, собственно говоря, основ, чтобы эти ожидания сбылись, сейчас нет. Реальная демократия, реальное законодательство, которое у вас вот такое, как надо, а не такое, как пока у нас: суды независимые, жесткое право собственности, когда у вас никто ничего не отберет. Это, как показывает практика, примерно 75-80 лет от начала продажи земли. У нас землю начали продавать лет десять назад. Поэтому, наверное, через 65- 70 лет все будет лучше. Но это объективная реальность. Раньше не бывает. Даже девять женщин не могут родить ребенка за один месяц. Причина этого срока, в общем, более или менее тоже понятна. Земля- это то, что вы не можете унести с собой, увезти там в другую страну, не важно- в Лондон, в Иерусалим или в Вашингтон. Значит, люди, которые делают свое состояние на земле и том, что на ней построили, если они хотят передать это своим внукам, вынуждены строить такую систему, которую мы видим на Западе. Внукам, потому что дети, первое поколение бойцов бизнеса и государственного разделительного фронта, -это такие крокодилы: зубы у них длинные, мышцы крепкие — поди отбери там, в общем, голову оторвут и друг другу, не говоря уже обо всех остальных. Дети- ну, они уже как-то с образованием, часто на Западе, но тем не менее они еще вот из той когорты - дети крокодилов. В общем, тоже часто бывают бойцы. Опять же родители, которые эти состояния создали, еще в возрасте вполне дееспособном. Мы знаем это по Соединенным Штатам, например, по американским кланам, мафиозно-бутлегерским. Там вот Кеннеди были. Кеннеди держали Бостон, а так постепенно стали вполне приличными людьми, сенаторами, вышли в президенты, сегодня в элите. Бронфманы. А вот внуки -они уже совсем образованные, они не бойцы. И дедушка, чтобы внука у него не ограбили, все не отобрали, просто вынужден от худо — бедно, но думать о том, как договариваться, а не воевать, как строить систему, которая защитит эти права собственности. Это объективная реальность. Но это реальность — три поколения. Ничего более веселого здесь нет, вообще к сожалению большому. Поэтому, ожидать, что все будет в рамках Западной демократии, как это ожидалось в девяностые годы, к сожалению, нет никаких оснований. Мне самому очень жалко, потому что я точно не доживу не до чего, но что теперь поделаешь? В девяностые у нас было ощущение- вот здорово, вот сейчас советская власть кончилась, началась замечательная демократическая череда- все будет хорошо. Почему все будет хорошо? С чего ради? В общем, институты, которые были выстроены в девяностые, они же были выстроены без всякой материальной основы для этого. Это была некоторая декорация, которую начальство построило из двух соображений. Потому что, во-первых: масса доброжелательных, интеллигентных разночинцев, которые попали во власть, очень хотели, чтобы эти институты заработали, и они их создали, не понимая, что без фундамента ничего не будет, это будет декорация театральная. Под нее брали кредиты. Это была вторая причина. Вот у вас есть некоторая иллюзия западного мира, что сейчас Советский Союз перестал быть таким, как он есть, а сейчас он станет таким, как мы — при этом без всякого желания помочь ему стать таким, как мы, никакого плана маршала, никакого партнерства, на самом деле, не было же ни от Европы, ни от Америки. И опять по объективным причинам. Ну, была там такая идея, Союз распался, сейчас там дальше пойдет процесс, все равно ведь понятно, что и Россия распадется. Она, кстати, и начала распадаться в конце девяностых годов мы искренне понимали, что сейчас там на 8-9 кусков там все развалится: Росселевское Уральское соглашение с уральским франком, введение идеи латиницы с частичным переходом на арабский шрифт в Татарстане и Уральское соглашение, Сибирское, Алтайское. И только рассуждали там о том — Москва с Питером останутся вместе с нефтью Татарстана или Шаймиев совсем отделится, и будет у него свое государство. А то, что отделится Башкортостан со своей нефтехимией- это вопроса даже не было. Вопрос был только по Шаймиеву. Помните, такая была партия, которая как раз оппонировала? Лужков там был, Яковлев и Шаймиев. Вот этот триумвират вполне мог удержать под собой свой кусок страны. И достаточно странное стечение обстоятельств, то что это не развалилось. Я не говорю о том, что Россия встала с колен и все должны быть благодарны по гроб жизни за это лично Владимиру Владимировичу, но то, что вот этот мало кому вообще известный, и уж тем более на него совсем никто не ставил, вице-мэр Петербурга, создавая свою имперскую модель одновременно остановил развал страны, действительно, объективный факт. Вот, как есть. За это можно быть по гроб жизни благодарным или пожать плечами и сказать, ну, он для себя старался, и действительно, он для себя же старался., он президент. Но это так. Второе там было одновременно то, что он удивительно вовремя нормализовал отношения с Китаем, потому что сверхдержава, которая выстраивается сегодня из Китая, завтрашняя сверхдержава, безусловно, если бы она находилась в тех отношениях с нами: неурядиц по границе, которые у нас были с Китаем с Кяхтинского договора, с 17 века, то нам бы мало точно не показалось. Сегодня эта ситуация ушла.
Что пришло? Вот пришло к нам наше сегодняшнее состояние тяжелого конфликта с Западом. Тяжелый конфликт с Западом- очень часто говорят, что это следствие кризиса на Украине — мы туда ворвались, отгрызли Крым, бяки, страна-агрессор. Вспоминая разговор Евгения Максимовича Примакова с израильским премьер-министром Биньямином Нетаньяху девяносто шестого года, насколько помню. Я о нем слышал от Евгения Максимовича в те годы. Когда он обсуждал Израильско-Палестинское урегулирование, при всех симпатиях Примакова к палестинцам, он сказал: «Вот на вашем месте я, господин премьер-министр, ничего бы никому не отдал.» На что Нетаньяху, который и нынче премьер-министр сказал: «Ну, вы большая страна- вы можете себе это позволить». А Примаков очень быстро реагирует на подкаты такого рода, он сказал: «Вы знаете, мы такая большая страна, потому что мы никогда никому ничего не отдавали». И это, действительно, так. Это, или ты государство или нет. В государственных делах нет сентиментальности и некоторый тяжелый бред, который Михаил Сергеевич Горбачев предъявил миру в конце восьмидесятых, не был воспринят с благодарностью. То есть, понятно, что Горбачев может за приличные гонорары рекламировать пиццу, ездить по всему миру и читать лекции везде на свете. И, вообще, душка Горби там любимец западного мира. Но рейтинги его в Российской Федерации близок нулю. Ноль целых, ноль чего-то процента. И это было на выборах. При этом, я вас уверяю, что до сих пор, если он пойдет баллотироваться — законодательство не позволяет, но, если бы — в любые западные президенты, он выиграет с легкостью, просто на рейтинге, чисто историческом. Это человек, который спаситель мира от этого, этого и еще вот от того, и вообще, вот Германия Восточная, она воссоединилась. Черт его знает, почему воссоединение Восточной Германии и Берлина Западного, и Западной Германии- и все это стала одна страна- это хорошо, а Макао и Гонконга с Китаем, а завтра, может быть, и Тайваня с Китаем, это может быть не идеально, но все все понимают, и тут претензий нет. А вот Крыма с Российской Федерацией- это катастрофа и агрессия.
Потому что, если говорить о том, что в Европе нерушимы границы, скажите мне, пожалуйста, они с какого года нерушимые? С совещания хельсинского по безопасности в Европе, что ли, семьдесят шестого года? Отлично, тогда можно вернуть обратно и Югославию, СССР, ГДР, ФРГ, Западный Берлин. Нельзя? Тогда с какого года они нерушимые? Почему они нерушимые? Идет трансформация гигантской империи. Некоторые ее части состоялись, как государство, некоторые нет. Некоторые будут еще завтра разваливаться. Я боюсь, что та же самая Украина будет разваливаться дальше. Что тогда будет происходить? Собственно, что произошло в Южной Осетии, Абхазии и почти произошло в Аджарии, в Приднестровье? Те куски, которые были когда-то частью Российской империи, которые были пришиты в свое время Сталиным, который, собственно, районировал страну, к национальным окраинам, отвалились. Ну, Приднестровье, собственно говоря, было куском России сильно до того, как вот этот кусок Румынии Иосиф Виссарионович присоединил к России, и она стала Молдавией. Карабахская область- она была между поставлена ровно для того, чтобы реализовывать старый добрый план: у вас начнется драка, и вы тогда идете в Москву, просите вас помирить. Так и быть, мы вас мирим, наводим законный порядок, а за это вы ведете себя конвенционально. Никто же не думал, когда Михаил Сергеевич запускал этот механизм, а запустили этот механизм, с моей точки зрения в Карабахе, что к этому моменту Москва и для Баку и для Еревана будет ничем, и начальство, которое живет, будет никто и звать их никак. Вот этого точно никто не думал. Все эти гениальные идеи тогда, помните, то в Тбилиси с лопатками саперными- Горбачев еще не знает, то в Прибалтике ситуация в Риге, в Вильнюсе — опять Горбачев ничего не знает. Потом у нас ГКЧП- опять Михаил Сергеевич ничего не знает. Такой, вечно ничего не знающий, человек. Черт его знает, как он генсеком работал, где КГБ был, когда он ничего не знал? Вот ситуация запуска старых вариантов кризисов, которые надо решать, а решать уже нечем и некем, и никто такое решение не примет.
В этой ситуации, конечно, границы будут меняться, потому что постсоветская система республик вернулась к своему исконному досоветскому состоянию. Какие-то страны, республики Центральной Азии, построили у себя, как мы когда-то говорили, байско - феодальную систему. Потому что вот не случайно Казахстан, я бы сказал, самая современная из этих республик, называют правление Назарбаева местные историографы правлением в стиле великого хана, который удерживает под своей рукой разные языки и народы, не давая уйти на племенную, в казахском случае, жузовую систему национализма, там младший жуз главный или старший, или средний, опять же, казахи, а не все остальные. Казахстан поработал с ситуацией с оралманами- казахами из других стран и вдруг убедился, что казахи, которые приезжают из Ирана, из Монголии, из Турции, из Китая- это какие-то другие казахи, ой, какие другие! И какое это все тяжелое-тяжелое в общении с ними. И там радикального ислама полно и много-много, чего другого, чего, в общем, не очень бы хотелось.
Узбекистан- помесь Бухарского эмирата и Хивинского ханства. У Каримова это абсолютно так. Таджикистан и Киргизстан совсем тяжелая наркомафия, криминальные кланы, я уж не говорю о гражданской войне в Таджикистане, о том, что было после ухода Акаева из Киргизстана. Туркменистан- стабильное государство. Туркменбаши был просто великим диктатором, а дальше его заменил, человек, по поводу которого журналисты в Москве шутят, что его приход к власти вызвал серию самоубийств в журналистской среде, потому что никто не мог выговорить, как его зовут — Гурбангулы Мяликгулыевич Бердымухаммедов, конкретно. Племенное общество, я совершенно не шучу, кланово- племенное. Он Ахал- Теке. Вот есть такие кони — ахалтекинцы. Есть такое племя Теке, а есть клан Ахал. Главой Туркменистана может стать человек, который представляет Ахал-Теке. И заменить его, как Ниязова, мог другой человек, Бердымухаммедов оттуда. И его заменить может человек из этого клана. Эта штука так устроена.
То же самое в Закавказье, то же самое в Прибалтике, которая вернулась к своему исконному состоянию до присоединения в тридцать девятом году. А какое у нее было исконное состояние? У нас вечно все возмущаются парадами ветеранов СС в Латвии, Эстонии. Ну так это и было исконное состояние. Тридцатые годы в Европе доминировала нацистская идеология. И в огромной мере, кстати говоря, сегодняшняя Украина- это проблема западноукраинского нацизма, национализма тяжелейшего, бандеровского типа, который попытались распространить на другие территории этой, сколоченной Лениным, Сталиным и Хрущевым, который еще пририсовал и Крым, страны. А так не бывает. Представьте себе, что вы пытаетесь распространить на всю территорию Российской Федерации, например, якутский национализм, а он есть, и еще какой жесткий. В том числе антирусский. Ну и что из этого хорошего будет? Вот примерно то же самое произошло с Украиной, которая сейчас разваливается и, боюсь, она, как Ливия или Йемен развалится окончательно. При том, что пограничные ее территории- почему Закарпатье Украина, когда это была всю жизнь Чехословакия, до распада Словакии, кусок Румынии, кусок Венгрии, там есть крупные этнические меньшинства на эту тему. Не случайно те европейские государства, у которых есть крупные этнические общины на Украине: Румыния, Болгария, Венгрия, Греция, греков там много в Причерноморье до сих пор, Чехия, кстати говоря, выдают визы на получение паспортов Евросоюза этническим гражданам, потому что все помнят, что такое резня на Волыни, когда были убиты сотни тысяч поляков теми же самыми бандеровцами. Причем, что характерно, об этом мало, кто говорит, почему собственно, национальный герой сегодняшней Украины- это Бандера и Шухевич, а не Бульба, Мельник или там времен гражданской войны Петлюра. Не уверен, что присутствующие в зале хорошо знают времена войны, что были такие Бульба и Мельник, но они были не меньшими героями украинского национализма, чем Бандера. А просто потому, что Бандеру курировал Абвер, а Бульбу и Мельника- одного СС, а второго Гестапо. Вот и все. Абвер, согласитесь, это что-то более-менее приличное. Бандера посидел, вообще-то в немецком лагере, когда его письма с требованиями установить Украинское Государство или наоборот подарить его, осточертели Гитлеру и он велел, чтобы писем к нему больше не посылали, Бандеру посадили. В Бабьем Яру расстреляли ведь не только евреев, красноармейцев, там и триста бандеровцев немцы уничтожили. То есть тут есть хоть на чем рисовать какую-то историю, которая выглядит лучше, чем история отрядов, которыми командовал Мельник и Бульба из той же самой группы, вполне нормальная ситуация.
Поэтому кризис наших отношений с Западом он вовсе не из-за того, что Путин отгрыз Крым у несчастной Украины, он агрессор и плохой. При этом у меня нет ни малейших сомнений, что Крыму придется пережить все то, что еще придется пережить: бюрократию чудовищную, воровство нашего чиновничества запредельное, абсолютную неустроенность во всех тех случаях, когда надо быстро, легко и спокойно просто не мешать людям работать, в том числе в бизнесе. Это точно. В конце концов Крым стал частью России, значит тогда он получает все то, что получает Российская Федерация, но, чего точно не будет, его не будут бомбить, как Луганскую и Донецкую область, а это уже фактор очень серьезный. На сегодняшний момент можно понять примерно следующее, исходя из нашего кризиса с Западом и перспектив его разблокирования или отсутствия его разблокирования, все это, в конечном счете, все равно наши американские коллеги, действительно, на самом деле смастерили, и вовсе, не исходя из Российской Федерации, мы в основном думаем о себе, а мы, как говорили, помните, в романе Алексея Толстого «Петр Первый»- была такая фраза- «малый политИк », мы думаем про себя, что мы большой политИк , а мы, мин херц, политИк малый. Здесь «малый политИк » в отношениях между Соединенными штатами и Китаем, и не более чем. Потому что Китай, как только при Обаме стал частью основной угрозы Соединенным Штатам, а в программе нацбезопасности, пятой за сто пятьдесят лет, именно Китай является главной угрозой Соединенным Штатам. Простая логика: Китай сверхдержава, с ним ничего не удастся сделать. Плюс Китай -торговый партнер США, поэтому удар по китайской торговле ударит по американской экономике, плюс Китай- главный держатель фондовых обязательств США, поэтому удар по китайскому фондовому рынку убьет американский финансовый рынок. Вот что вы можете сделать, если вы сиамские близнецы, вы не можете отравить вашего сиамского близнеца, вы тоже умрете, да и, убив его, вы тоже помрете от заражения крови. Единственное, что можно сделать, это отсечь Китаю доступ к энергоносителю. И программа эта вполне разработана, по морскому пути, а по сухопутному этого нельзя. А есть два пути доступа энергоносителей в Китай с мирового рынка посуху — трубопроводами. Это Российская Федерация, большой привет нашему ВСТО и многим другим, и второй — это Центральная Азия. Пять линий сейчас идет газопровода из Туркменистана, через Узбекистан, Казахстан, понятно. В рамках всего, что дальше происходит, технологии некоторые критические- строительство авианосцев, по некоторым ядерным, космическим вопросам, баллистическим ракетам серьезным, Китай тоже может получить только из России. Потому что были некоторые технологии, которые разрабатывались только в России, в Советском Союзе, разумеется, и в Соединенных Штатах. Мы же, все-таки, были сверхдержавой. Другое дело, что у нас маттехбазы нет. У нас заводской базы нет, мы ее всю разгадили и изничтожили, а руками министерства образования и науки, нынешнего, которое является главной проблемой российского образования и науки, мы еще умудримся потерять и остатки кадров, которые вообще эти технологии способны производить. Например, программу «Глонасс», знаете такую программу? О ней много говорят. Последний человек, который остался из ее разработчиков, учился со мной в одном классе, Сережа Хабаров. Это, вообще, программа восемьдесят второго года -изобретение «Глонасс». Мы все ее вводим и вводим, и вводим, GPS уже давно работает, а мы все «Глонасс» вводим, примерно так. Но тем не менее, технологии есть, китайцы освоить их более менее могут, а они закупают технологии по всему миру. И точно так же, например, в начале девяностых годов у израильтян именно Китай купил технологии строительства истребителя-бомбардировщика «Лави», который в самом Израиле был просто изничтожен и не поставлен на производство, а заменен фантомами, благодаря тяжелейшей работе лоббистской, потому что только фантомы были в израильском ЦАХАЛе. Технологии купил в начале девяностых Китай. Большой скандал был, помнится.
Соответственно, проблема Грузии была некоторой проверкой на то, как на границе с Российской Федерацией можно создать некоторую зону тяжелого конфликта. Начинал это вводить еще Дик Чейни. Сегодняшняя демократическая администрация занялась всерьез Украиной, завтрашняя, если будет Хиллари Клинтон, займется Украиной еще более активно. Хиллари Клинтон — один из самых антироссийских политиков Соединенных Штатов, я ее, слава богу, двадцать пять лет знаю, за это время она, мягко говоря, ни умнее, ни красивее, ни профессиональнее, но злобнее она точно стала. И в этом плане, мало кто знает, но она, действительно, была в республиканской же партии изначально, если кто-то помнит Барри Голдуотера, тяжелого антикоммуниста, она была в его штабе и она боролась с коммунизмом во времена своей юности весьма свирепо. В качестве президента Соединенных Штатов от демократической партии мало сомнений, что она будет точно так же бороться с российской. Сделать здесь ничего нельзя, вы ничего не можете сделать, чтобы договориться с вашим киллером. Согласитесь. Ну, о чем вы с ним договоритесь? Где, как, из чего он вас пристрелит, что ли? Его задача вас пристрелить. Единственно, что вы можете сделать — это создать ситуацию, при которой ему дешевле будет вас не пристреливать, это вы можете сделать, ну вот и все. Это и называется стратегический баланс.
Решение по тому же Крыму было принято, в первую очередь исходя из того, что было понятно, что Крым станет не столько базой НАТО, сколько в Крыму разместятся американские военные базы военно-морского флота, что означает, что в Причерноморье России нет, во-первых, во-вторых, что на Украине размещаются военные базы и вот это уже, чисто технический вопрос. Это не вопрос демократии, это не вопрос никакой системы отношений с соседями. Это вопрос того, что у вас сокращается подлетное время до Санкт-Петербурга и до Москвы, в первую очередь, до Москвы, если говорить об Украине. И вся ваша система противоракетной обороны, которую выстроили, к слову сказать, только во второй половине семидесятых годов. Потому что Никита Сергеевич Хрущев мог баллистические ракеты в виде имитации, макетов, возить по Красной площади от забора до обеда, но это был блеф, не было у него количества ракет, которые было нужно для паритета с Соединенными Штатами. Во второй половине семидесятых годов по системе противоракетной обороны, действительно, возник некий паритет. Обещание- мы вас бомбить не будем, вы что не понимаете- это детский лепет, вроде фразы «Зуб даю». Ну черт его знает, может, будут, может, не будут. Югославию же бомбили- бомбили, от Ирака ничего не осталось — не осталось. Что там, демократию что ли установили? Да не дай бог! Вон «Исламское государство» с головорезаньем и продажей в рабство и геноцидом. Афганистан- тоже демократией не пахнет. Мы там социализм распространяли, Соединенные Штаты, с таким же успехом, демократию. Результат один и тот же. Причем мне довелось по Ираку говорить с Кондолизой Райс перед тем, как американские войска атаковали Ирак, я честно рассказал ей все, что думали наши специалисты по поводу того, что там будет. Она посмотрела на меня так, сильно сверху вниз- это называется как солдат на вошь и сказала: «Вы не понимаете, вы живете не в той стране и жили всегда не в той стране, которая может вообще понять, что такое настоящая демократия, Мы принесем ее в Ирак, и вы увидите, чем эта страна станет». А мы ей говорили про то, что там каждый будет Саддамом Хусейном, что легче иметь дело с одним бешеным тигром, чем с десятью тысячами бешеных крыс, что каждый станет маленьким диктатором и будет убивать соседа, и ровно это и произошло, потому что вы, когда выбиваете диктатора, это же не значит как с Каддафи в Ливии, как с Саддамом в Ираке, как Асадом в Сирии, которого, слава богу, еще пока не добили, поэтому там остатки страны какие-то сохранились. Это не значит, что эта страна станет немедленно частью развитого демократического западного цивилизованного, какого угодно мира. Это означает, что дальше начнется дикая кровавая мешанина с резней по принципу все против всех, а национальным меньшинствам совсем мало не покажется, религиозным меньшинствам, потому что их будут добивать уже со всех сторон, так это и происходит. Очень не хотелось бы, чтобы такого рода ситуация при этом случилась в России. Я не очень понимаю, специально ли у нас эта политика злых Соединенных Штатов, которые вот такие коварные и организуют теорию специального хаоса, которым они думают управлять. Управляемого хаоса не бывает, во-первых, хаос бывает только неуправляемый. И это мы видим. Второе: я знаю американскую элиту на протяжении последних двадцати семи лет, наверное, всех американских президентов и много кого из тех, кто управляет этой страной. И, как говорится, свидетельствую на собственном опыте, что основная, принимаемая в России за данность, идея о том, что американцы за всем стоят и все специально делают- чушь собачья. Она восходит к некоторой теории заговора, что вот, то ли ЦРУ, то ли еще кто-то все знает. На самом деле, чего гениально умеет Госдепартамент и в целом Штаты, это, когда что-то случается, сделать вид, что об этом знали, что все развивается совершенно по намеченному плану и вообще так и надо. А как надо, мы вам не скажем, потому что не вашего собачьего ума дело. И, вообще-то говоря, мы-то знаем, что мы делаем. Народ торговый, блефовать умеет, и , в общем -то , они это и делают. У нас, к сожалению, с семидесятых годов была такая теория заговора, в госбезопасности ее придумали, и до сих пор много народу, который тогда учился в высшей школе КГБ, ее повторяет. При этом путаются в том, какие заговоры, у нас там есть заговоры англосаксонские, жидомасонские, отдельно израильские, заговоры Рокфеллеров и Ротшильдов, потрясающий заговор роялов- риглов, с Ватиканом во главе, желтая опасность- китайский заговор, то есть народ тогда в высшей школе КГБ, времен Андропова, не очень хорошо зная, как мир устроен по-настоящему, понапридумывал себе вот некую теорию, как он должен быть устроен, то есть везде враги, а какие? И вот создал кучу всякого заговора. При этом, когда начинаешь говорить о реальных организаторах той или другой революции, переворота, чего-нибудь вроде «арабской весны» в виде Катара, Саудовской Аравии, в случае Сирии — Турции, на вас машут руками- да ладно, это все американцы, мы-то знаем, какой Катар и Саудовская Аравия. При том, что мир меняется, и сегодня принцип «собака вертит хвост» работает. Другое дело, что Саудовская Аравия и Катар враждуют, но в огромной мере все, что мы видим на Ближнем Востоке- это результат деятельности Эр- Рияда и Дохи, которые в качестве некоего ландскнехта подрядили изничтожить того же Каддафи, и Париж, Лондон, а потом пришлось втянуть и Вашингтон, абсолютно самостоятелен. Идея о том, что американцы управляют исламскими фундаменталистами была совершенно замечательной во времена восьмидесятых годов и войны в Афганистане. Ну да, они думали, что они управляют Аль-Каидой и молодым тогда еще Усамой бен Ладенем, а уже в девяностые годы, кто ими управлял? Одиннадцатое сентября было, безусловно, тяжелейшим ударом и сюрпризом для руководства Управления общей разведки Саудовской Аравии, но ведь Аль-Каида классического типа до сих пор финансируется и в значительной мере менеджируется Управлением общей разведки этого королевства. Точно так же, как Катар сделал ставку на «Братьев-мусульман» с одной стороны и на «Исламское государство», бывшее «Исламское государство», Ирака и Леванта, с другой. Не видеть этого, ну, вот очень многие этого не видят.
Для России, в данном случае, проблема Украины завтра может оказаться проблемой маленькой, потому что у нас впереди «центральноазиатская весна». В этом году впервые зимой не прекращались бои на границе от Туркменистана до Таджикистана, афганской границы Центральной Азии. Идея того, что исламисты, радикальные исламисты, начнут всерьез свергать правящие режимы в Узбекистане, попробовать на прочность Казахстан, Киргизию- там пробовать нечего, та криминально-наркотическая группа, которая командует этой страной, учитывая то, что в Киргизии действуют тысячи различных исламистских организаций, в том числе такого толка, который в Саудовской-то Аравии запрещен, это просто гениальный полигон, потому что из Киргизии вы можете нанести удар просто по чему угодно, вот хоть по всей Центральной Азии, хоть по Синьцзя́ня-Уйгу́рскому району Китая. И не случайно два года назад в Киргизии открыли Саудовское и Катарское посольство, не случайно поток киргизов пошел на джихад в Ирак и в Сирию к «Исламскому государству», просто не замечать это невозможно. Причем, Киргизия, потому что в Таджикистане есть соглашение о военном сотрудничестве с Ираном, а Иран, который рассматривает Таджикистан и Афганистан как часть некоего общего персоязычного мира, страна, которая с салафитскими террористами аль-каидовского типа воюет и воюет очень жестко. И корпус стражей исламской революции на территории Таджикистана вполне может много чего себе позволить. А в Киргизии их нет, и там можно оперировать достаточно свободно. Вот мы в Институте Ближнего Востока довольно много начинали говорить об этом уже года полтора назад, Туркменское руководство, помнится, была совершенно неадекватная реакция, они решили, что это тяжелая провокация лично Путина или лично Миллера из Газпрома, чтобы их опять поставить на службу российскому газу. И там было очень забавно, когда опосредованно местный туркменский министр иностранных дел, отругивался через подконтрольные их МИДу сайты против провокаций на тему завтрашней «центральноазиатской весны», объясняя в чисто советском стиле, что вот есть клевета института моего и Сатановского против братского Афганистана. Потому что при Ниязове они откупались от талибов. Потоки вооружений в Афганистан талибам шли через Туркменистан, в том числе танки, западная группа войск, выводились танки на Украину, с Украины они шли в Туркменистан, с Туркменистана они шли талибам. Обратно шел героин в Европу «три девятки», и идет до сих пор. Особо чистый, очень хороший товар. Афганистан, как известно, вполне наркопроизводящее государство, там два-три годовых запаса героина мирового потребления лежат на складах, то есть опиумная демократия такого типа. В это завязано все правительство и президент, и парламент, и бывший президент Хамид Карзай и нынешний, и в этом плане сделать с этим ничего нельзя, потому что американцы просто боялись бомбить маковые поля в Афганистане, потому что, если бы на это пошли, их бы вырезали всех просто, все население, потому что единственный доход этой страны- это производство героина, продажа опиумного сырья, опиатов, тут все работает на ура. Министерство сельского хозяйства Афганистана не случайно называют «министерством производства героина», к сожалению.
Вот опасность по Центральной Азии для Российской Федерации очень серьезная, причем, понятно более-менее направление, понятно, что может быть удар по туркменской границе с прорывом через долину Мургаба на газовое месторождение Галкыныш, и тогда это отрезает газовые поставки Китаю. Понятно, что южнотуркменские племена, которые в ходе войны с басмачами были выброшены на территорию Афганистана, претендуют на возвращение обратно на туркменскую территорию, вот как раз на эти газовые месторождения. Понятно, что если начнется освоение левобережья Амударьи, о чем говорится всерьез, то водный баланс Туркменистана уйдет в ноль, и это будет большая катастрофа, и много чего другого. Просто по каждой более-менее стране Центральной Азии понятно, с какой стороны радикалы могут на них заходить.
В Москве в четверг, то есть два дня назад, как раз прошло совещание- международная конференция- по безопасности, которое Министерство Обороны проводило, замминистра Антонов, и ваш покорный слуга в ней активно участвовал, выступая, и вот там было очень интересно, потому что западные коллеги наши, конечно, не приехали, ну, из европейцев были Сербы — министр обороны и еще несколько министров, а вот зато приехали иранские, индийские, малайзийские, индонезийские, китайские, вьетнамские, монгольские, корейские, то есть там было министров обороны, там список можно было пересчитывать- десятка четыре ключевых, достаточно, стран Азии. И в огромной мере обсуждалась центральноазиатская проблема. Афганцы приехали, в том числе, вот на уровне министра обороны, потому что один из фронтов потенциального удара радикальных исламистов- это как раз Центральная Азия. Что такое для России эта проблема- более-менее понятно, особенно, если учесть, что многотысячная граница, многотысячикилометровая граница с радикальными исламистскими структурами, с учетом того, что два года назад у нас был один субъект Федерации весной того года, где не было салафитских ячеек, кто-нибудь знает в зале какой? Чукотка. Но летом там уже было выявлено двести человек — гастарбайтеры. У нас нед данных сегодня о том, какое количество гастарбайтеров живет за Уралом вообще, в Поволжье в частности. То есть этого просто нет. Мы понимаем, что в каких- то городах типа Ханты-Мансийска до сорока- пятидесяти процентов- это выходцы из Центральной Азии. Сибирские нефтяные города строить кто должен? Мы понимаем, что основные салафитские ячейки - это Москва, Подмосковье, Карелия, Питер и Ленинградская область. Ну, Карелия, потому что там был палестинский муфтий, он сильно постарался. Мы понимаем, что спящие кроты- ячейки исламского движения Узбекистана. Основные ячейки их, зимники — это Россия. Причем, очень многие из их получили российские паспорта, ну, двадцать лет прошло там, а исламское движение Узбекистана, все-таки напомню присутствующим, присоединилось к «Исламскому государству», только что объявило. Поэтому, если что, то идея была в том, что они основной удар нанесут именно по Узбекистану, а Россию они трогать не будут. А черт его знает, будут они трогать Россию или не будут они трогать Россию? Это очень большая проблема.
И в этом плане обеспечение жесткой безопасности со стороны Украины, я так по кругу, уж извините, возвращаюсь все к тому же, в преддверии наступления катастрофических сценариев по Центральной Азии, есть вещь необходимая, потому что вести войну на два фронта почти проигрышное дело. И поэтому более -менее понятно, почему никакого удара по Украине с немедленным завоеванием Киева, Львова, Чопа и Ужгорода не нанесено и наносить его никто не будет, но одновременно понятно, что допустить возникновение ситуации, при которой Украина входит в НАТО, Путин просто физически не может. Он может быть демократом или либералом, но он точно не идиот и в этом плане он выполняет свои обязанности. Обязанности президента состоят в том, чтобы принимать решения, которые обязан принимать президент. Он за это зарплату получает. Он ни черта сейчас не делает в экономической сфере, это очень плохо, мы видели это в конце прошлого года, когда наш блок экономистов великих и банкиров произвел свои тяжелые финансовые спекуляции, исходя из того, что они посчитали цену на нефть и прикинули на раз, два, три, как сделать так, чтобы ничего не делать, но при этом бюджет бы уже был наполнен. И вдруг мы с удивлением обнаружили, что рубль куда-то провалился, а, собственно, все замечательно, делать ничего не надо — бюджет же в рублях. Вот вы ничего не делали- у вас все продолжает разваливаться, как разваливалось, а бюджет уже выполнен все равно, даже с запасом. Ну как бы ставка поднялась, кредит вы не возьмете, реальный сектор экономики сдохнет, ну и что, а банкирам все равно хорошо, которые близки к тому же Центробанку. Им-то чего плохо? На том же курсе доллара такие выигрыши были. И в этом плане, да, к сожалению, президент в отличие от начала двухтысячных, когда он активен был весьма в этой сфере, совершенно там не работает, а работает в сфере безопасности. Но с точки зрения профессионализма работает хорошо. Можно сто раз обижаться на то, что Германия теперь четвертый Рейх, а фрау Меркель в один день нас не полюбила или европейцы вводят санкции. Санкции были бы в любом случае, по любому другому поводу. Не было бы этой ситуации, конечно, никакой бы Крым не стал частью Российской Федерации, но что теперь поделать? Поскольку у меня за него дедушка воевал в свое время и базу подлодок в Балаклаве строил, я это воспринимаю позитивно. Другое дело, что я очень люблю Одессу, мои родители из Днепропетровска, Львов я тоже люблю, но что поделать, нельзя поиметь все, что ты хочешь.
И на этом я завершаю дозволенные речи, поскольку, есть время вопросов, ну вот, давайте попробуем.

Вопрос слушателя

Каким-либо образом играет ситуация в Йемене на интересы нашей страны? И второй момент, вот недавно наше руководство подписало контракт о том, что комплексы С- 300 будут поставляться в Иран. Вот это событие каким-то образом связано с ситуацией в Йемене или нет? Спасибо.


Евгений САТАНОВСКИЙ

Нет, не связана, по тому простому поводу, что Йемен отдельно. Наших интересов там никаких нет и не будет, разве что Йемен осложнит положение с Саудовской Аравией, и мы плакать по ней не будем. Это косвенная вещь, к нам не имеет никакого отношения. Там своя спекуляция президента Салеха, пытающегося вернуть к власти свой клан в виде сына Ахмеда, который спровоцировал наступление шиидских племен на Юг. Они, саудовцы, понимают, что если конфликт в Йемене распространится на саудовскую территорию, то их просто не будет, а это легко, нервно и неадекватно на это реагируя. В Иране ситуация простая: его выводят из-под санкций. Обама принял решение- ему надо выкинуть русские газ и нефть из Европы, ему надо опираться на Иран в Ираке и Афганистане, откуда он выводит войска и уже прекрасно понимает, что там будет вакуум, возвращение талибов, всеобщая резня и ничего хорошего. В этой ситуации Иран, который выведен из-под санкций означает, что туда стоит очередь инвесторов и очередь торговцев оружием. Иран сейчас будет закупать много вооружения. Принимается логическое решение сыграть на опережение. Путин его выполнил. Все.

Вопрос слушателя:

Скажите, вот вы довольно много и хорошо рассказали о внутренней и внешней политике России, но я из всего так и не понял, почему в нашей жизни так много Украины? Рекорд был... август, «Воскресное время» час сорок...

Евгений САТАНОВСКИЙ

Судьба такая. Нет, нет, вот вы говорите, не в нашей жизни так много Украины, а в нашем агитпропе так много Украины. Это вопрос не ко мне, я же не Володин. Откуда я знаю, почему начальство думает, что надо компостировать мозг населению именно на это тему, именно в таком объеме. А я знаю? Мое мнение простое- кадры надо хорошие подбирать. Скажем так, у Владимира Владимировича кадровая политика такая, как есть, но кадры он подбирает, в основном, ни к черту. Случайно среди них может затесаться случайный Греф или Шойгу с Лавровым, которые, впрочем, были и до него. Все остальное- ну, Сурков был сильно умнее, с моей точки зрения, Володина- держал некий баланс. Мы меньше видели странных людей, которые рвутся в патриотическом угаре принять на себя бремя создания идеологии. Им будет безумно тяжело, но они готовы. Очень похоже на Советский Союз в ухудшенном варианте. Я что могу сделать? Ну, какие кадры есть, такие есть. Был бы президентом- брал бы других. Но, может, и еще хуже есть. Карма такая.

Финансовые попечители:

Благодарим за поддержку: