main-banner-to-help-teachers-1

26 апреля

Сергей КИСЕЛЕВ
«Репрограммирование клеток: удастся ли обмануть природу?»

Сергей КИСЕЛЁВ

Хочу сказать спасибо за приглашение в Воронеж, отличная погода, уже наступает лето, поэтому хочу поблагодарить всех собравшихся, что пришли, а не уехали на природу.

Сергей КИСЕЛЁВ

Поговорим мы сегодня о последних достижениях в области биологии, как сегодня называют это на западе — это правильное название, приходит оно и в Россию немного в искаженном виде. Это называется наука о жизни, биологические науки, потому что они в плотной связке выступают с медициной. Правда в России наука о жизни получила несколько другое название — живые системы. Это мы с вами живые системы, а не наука о жизни. Это биологические вещи, наверное, далеко не все в этой аудитории являются или имеют отношение к биологии. С другой стороны, каждый должен представлять, что он имеет стопроцентное отношение к биологии, потому что он и есть та живая система, которые изучают наука о жизни. Иногда материал будет достаточно специальным, какие-то термины могут проскальзывать специально, поэтому нужно прерывать, задавать какие-то вопросы. Название — репрограммирование клеток: удастся ли обмануть природу? Всем хочу напомнить такую науку, которая была. Она называлась алхимией. Алхимия — началась еще до Рождества Христова. Алхимики пытались получить из свинца золото. На это были направлены усилия человечества. В результате сформировалась такая отдельная наука алхимия. Сегодня из науки физики мы знаем, что мы можем из свинца получить золото. Если свинец преобразовывать, то в принципе сегодняшние технологии и знания позволяют получить из свинца золото. Когда был решен вопрос получения золото из свинца, то встал другой вопрос. Из одного неживого мы можем получить другое неживое. А можем ли мы из одного живого получить совершенно другое живое? Можем ли мы из одной клетки человеческого организма внечеловеческого организма создать другой схожий человеческий организм. Этими вопросами человечество тоже интересовалось давно и прекрасно знало, что некоторые ткани, клетки человеческого организма обладают способностью к восстановлению. Помните, Прометей, который украл у людей огонь, принес на землю, его приковали к скале. Прилетал орел, каждый день клевал его печень, а на утро эта печень отрастала. Этот медицинский факт о регенерации печени является хорошо известным медицинским фактором. Этот факт был известен еще древними греками, они им активно пользовались, орлы это знали и активно пользовались. Это мифы и легенды, которые дошли до нас в том или ином виде. А вот скажем, на том периоде времени, который мы знаем не понаслышке, а по записям, которые сохранились. Первые люди, которые увидели клетки, помните, мастера дел стекольных, которые чистили линзы, стекла, потом стали рассматривать мир через эти стекла, стали видеть как маленькие предметы в виде клеток, так и видеть стали звезды на небе. То и другое все равно еще остается далеко от нас.

 

 

Впервые были обнаружены клетки в 17 веке, а к середине 19 века прошло пару веков, когда, наконец, сформировалось некое учение о клетках. Основное, что следовало из этого учения, что из каждой клетки, из клетки растения, из клетки животного происходит другая клетка. Все клетки происходят из неких предсуществующих клеток. Клетка, если говорить по-английски, это слово «cell», оно же и клетка, оно же и сотовый телефон, оно же и камера, в которой сидит заключенный. Такое получается емкое слово и понятие. Биологическую клетку изучать достаточно тяжело. Большим прорывом являлось то, что в начале ХХ века профессор Росс Гаррисон был первым на земле человеком, который научился долгое время, на протяжении месяцев, культивировать клетки живого организма. Он тренировался на цыпленке, тренировался на мышонке, но научился культивировать эти клетки вне организма. Росс Гаррисон был мощным ученым в начале века, в 37 году он был даже номинирован на Нобелевскую премию по физиологии и медицине, которая ему не была вручена. Была вручена по физике Нобелевская премия, по литературе, а вот почему-то по биологии и медицине Росс Гаррисон не получил свою Нобелевскую премию. А когда второй раз он был в 50-х годах номинирован, то уже известный биолог и генетик Томас Морган был удостоен этой почетной наградой. Но Гаррисон внес свой большой вклад в развитие биологии, медицины. Он сформулировал очень интересную такую вещь, тогда не была известна ДНК как носитель генетической информации, но было ясно, что в клетках записана некая программа. Он сказал, что поведение наших клеток, наше поведение инстинкта запрограммировано наследственным аппаратом. Каким неизвестно. Мы подчиняемся законам наших клеток, которые живут двойной жизнью, в мире химии и в мире смысла. Сегодня мы знаем достаточно хорошо мир химии наших клеток. Это мир химии, который находится в наших генах, в наших ДНК, внутри наших клеток. Мы пытаемся постичь как раз мир смысла и связь мира химии и той программы, которая находится с тем смыслам, который называется общим словом — жизнь. Клеточное строение любого организма достаточно сложное. Можете себе представить, что человеческий организм состоит более чем из 100 триллионов клеток. Это количество я с трудом представляю, столько нулей, и вот столько маленьких жизней, которые синхронизировано работают в организме, в данном случае — человека. Понятно, что при жизни организм функционирует и в организме каждого человека клетки погибают. Человек теряет около 100-200 килограммов клеток кожи за свою жизнь, потому что эпидермис постоянно слущивается, он должен постоянно восстанавливаться. Например, наша кроветворная система, иммунная система. В этой системе ежеминутно погибают десятки миллионов лимфоцитов, которые не стали специализированными клетками, которые участвуют в иммунной защите организма, они вынуждены погибнуть. Понятно, что постоянно генерируется такое же количество. Наш кишечник, куда мы забрасываем разные твердые вещи из среды, понятно, что эти вещи очень агрессивны. Поэтому клетки эпителия обновляются полностью, примерно раз в неделю. Это за счет чего-то происходит. Организм сам себя восстанавливает так же, как восстанавливается печень у Прометея.

 

 

В конце 19 века — в начале 20 века появился такой термин, что те клеточные компоненты, за счет которых происходит восстановление организма, называются стволовые клетки. Правильно, с точки зрения русского языка, говорить стволОвые клетки, потому что по словарю Даля стволОвая клетка — это то, что дает начало, а если говорить стволовАя клетка, стволовой клетки даже нет, есть стволовОе — это мужик, который стоит у ствола с шахтой и смотрит вниз. Вот это называется стволовОй. А стволОвая – это в обратном направлении, когда происходит из ствола. Оспаривается, кто первым придумал термин стволовая клетка, все приписывали и продолжают приписывать, особенно российские ученые, Александру Максимову — русскому ученому, который работал над этой теорией в начале XX века. В мировой практике признано, что первый использовал термин «стволовая клетка» (нем.Stammzelle)немецкий ученый Валентин Хаакер в конце XIX века. Другое дело, что он использовал этот термин, он его как бы придумал, но он его не развил. А вот Александр Максимов, в отличие от Валентина Хаакера, в начале ХХ века уже на стволовой клетке крови построил целую теорию того, что все клетки крови, а в крови содержится очень много различных клеток. В-лимфоциты, Т-лимфоциты, макрофаги, базофилы, порядка 15 специализированных типов клеток. Они все происходят из одной единственной стволовой кроветворной клетки. В начале XX века эта теория была построена Максимовым. Но это было только теория стволовых клеток. Это так же, как предсказать какую-то планету с помощью математических расчетов. Кроме того, чтобы предсказать планету, ее надо потом реально увидеть. В биологии это особенно важно, потому что мы можем явление толковать по-разному. Важны четкие экспериментальные доказательства тех или иных вещей. Экспериментальное доказательство того, что действительно существует стволовая клетка, в частности крови. И то, что одна единственная клетка может восстановить кроветворение всего организма. Они были получены двумя американскими учеными Тиллом и Маккаллохом в 1961 году. Тогда активно развивались работы, связанные с радиоактивным излучением, порождалась кроветворная система — об этом все знали. Изучая этот процесс и используя радиоактивное излучение, Тилл и Маккаллох облучали мышей, так сказать, летальной дозой радиации. Тогда, когда перестает быть кроветворение, когда перестают генерироваться кроветворные клетки, через какое-то время мышка должна умереть, если ей не ввести спасающие клетки. Они определили, что существует определенный тип клеток, что если одну штуку ввести на одну мышку, то мышь излечивается от этой летальной дозы радиации. Эта клетка и получила название стволовой кроветворной клетки. Фантастически быстро это исследование было использовано на практике. Если в 61 году это было показано на животном, то в 68 году Эдвард Томас, который получил за это Нобелевскую премию гораздо позже, уже использовал вот эту идеологию трансплантации стволовых клеток крови, для того, чтобы лечить людей, в частности для лечения больных лимфомой. С тех пор, как вы знаете, эта технология активно развивается, это основано либо на трансплантации костного мозга, как раз в костном мозге находятся стволовые кроветворные клетки, либо на трансплантации очищенных стволовых клеток для терапии онто-гематологических больных. Происходят эти клетки из костного мозга.

 

 

Удивительно, что костный мозг даже взрослого человека является своеобразным депо, где стоят 2 типа стволовых клеток. Это стволовые клетки крови, которые образуют многочисленные компоненты крови, которые как раз нужны для пересадки. Второй тип клеток — это так называемые стромальные стволовые клетки. Это те клетки, которые обеспечивают комфортный покой кроветворной стволовой клетки. Именно покой, потому что далеко не всегда нужно большое количество стволовых клеток крови, они должны тоже определенным образом регулироваться. В организме для того, чтобы все было сбалансировано, поддерживается так называемый баланс между различными типами клеток. Это то, о чем говорил как раз Росс Гаррисон, это мир смысла, который мы еще не знаем. Понятно, что он поддерживается, но механизмы его поддержания пока не ясны. В изучении стромальной стволовой клетки костного мозга большую роль сыграли два российских ученых Ялександр Яковлевич Фриденштейн. Они изучали как раз стромальные клетки костного мозга. Показали, что они находятся рядом с кроветворными клетками, показали, что из стромальных клеток костного мозга могут получаться другие специализированные типы клеток, из них получаются клетки костной ткани, жировой ткани, хрящевой ткани. Но, например, из стромальных клеток никогда не могут получиться клетки крови. Так же, как из стволовой клетки крови никогда, как это было показано этими учеными, никогда не могут получиться ни хрящи, ни кости. Во взрослом организме специализированные стволовые клетки служат для восстановления того или иного типа ткани. Кстати, знаете такого журналиста Леонида Радзиховского? Он сын Фриденштейна. Пошел не по стопам отца. Ученые показывали, что одни стволовые клетки не могут переходить в другие. Очень хочется всегда человечеству пойти по самому простому пути и найти одну волшебную таблетку, как в случае алхимиков, так, чтобы она стала для всего универсальной, чтобы с помощью нее можно было бы всех от всего вылечить. В конце XX века — в начале XXI века последние два десятка лет стало очень модно и популярно пытаться из стволовых клеток костного мозга получить Бог знает что. Был, например, целый ряд научных публикаций, когда из стволовых клеток костного мозга, используя определенную технологию, даже получали целое животное — мышку. Якобы эти клетки обладают колоссальным возможностями, что даже могут произвести целый организм. Впоследствии оказалось, что прошло десяток лет успешной коммерческой деятельности компаний, которые были основаны на этой технологии. Оказалось, что некоторые картинки, публикации этих авторов были не очень корректны. Если взгляните на эту фотографию, а потом на эту фотографию, Вы увидите, что они просто зеркально отображены. На самом деле это одно и то же. Люди, которые публиковали результаты, а надо сказать, что они ни у кого не воспроизводились, собственно, почему было начато научное расследование этих вещей. Оказалось, что многие результаты не совсем корректны. Это был лабораторный артефакт. Нервные клетки не восстанавливаются — говорят. Восстанавливаются нервные клетки, на самом деле нервные клетки восстанавливаются из стволовых клеток нервной системы, которые тоже есть. Замечательный пример тому является исследование, проведенное в 2000 годах, когда изучали пение канареек. Самец, когда рождается, он может спеть одну-две каких-нибудь песни. В процессе своей жизни, общения с другими самцами, он обучается новым песням. Так вот если с помощью специальных методов посмотреть количество нервных клеток, здесь они указаны мелкими черными точками в мозге у самца. Это те клетки, которые образовались заново. Черные точки — это те клетки, которые образовались заново, которые знают 25 песен. Если сравнить плотностью черных точечек у самца, который знал 52 песни, то вы видите, что плотность намного больше. И она как раз коррелируют с количеством песен, с обучением, с новым материалом, который усвоил, запомнил, сохранил в нейронах вот этот самец, т.е. оказывается, нейроны не только восстанавливаются, но и генерируются новые.

 

 

Григорий Ениколопов предложил такую теорию расходуемых стволовых клеток, что действительно в каждом взрослом организме имеется некий запас стволовых клеток, который приводит к появлению специализированных клеток той или иной ткани, но, увы, это небезгранично. Стволовые клетки взрослого организма обнаружены во многих тканях, и в кожи, и в волосе, в кишечнике. На этом основании можно сделать некое такое заключение — что такое стволовая клетка, какой она должна быть?! Стволовая клетка — это такая клетка, которая может дать две клетки подобные ей, при делении она дает две стволовые клетки точно таких же, как она сама. Это одно ее свойство. Оно называется способность к самообновлению, к самоподдержанию. А с другой стороны, на каком-то делении она может поделиться несимметрично, т.е. не на 2 темно-синеньких, а на темно-синенькую и голубенькую. И эта голубенькая клетка уже будет другая. Она уже не сможет вернуться назад и не сможет обладать теми свойствами, которыми обладала изначально стволовая клетка. Т.е. клетки другого типа более специализированны. Не существует просто стволовых клеток, комбинация слов «стволовые клетки» абсолютно неправильная, потому что это всегда должно сопровождаться неким дополнительным определением. Стволовые клетки чего?! Стволовые клетки крови, стволовые клетки волоса, стволовые клетки кожи, стволовые клетки кишечника. Просто стволовой клетки не существует. Она во взрослом организме не существует. Она специализированна. Стволовая клетка всегда той или иной ткани. Мы говорили, что стволовые клетки существуют во взрослом организме, они все специализированны, к ним необходимо добавлять то или иное прилагательное. Это взрослого организма. Но, если мы вспомним, что все мы начинались когда-то с одной единственной клетки, которая образовалась после слияния яйцеклетки и сперматозоида, потом пошли деления. Изначально это была одна клетка, потом две клетки, четыре клетки. Из этих четырех клеток, даже на стадии бластоцисты, когда существует 100 клеток, когда происходит как раз имплантация, первое соприкосновение будущего эмбриона с женским организмом, то существует два типа специализированных клеток. Как раз из одного типа клеток впоследствии и развивается весь организм. Получается все 200 специализированных тканей человеческого организма. И вот эти клетки как раз на стадии бластоцисты, из которых потом развивается весь организм, получили название плюрипотентные. Это показывает их внутреннее свойство того, что они обладают большим потенциалом. Только на этой стадии имеются универсальные клетки, из которых потом получаются и стволовые клетки специализированной той или иной ткани, и соответственно из этих специализированных стволовых клеток получаются уже и те ткани, которые мы имеем сегодня в нашем организме. Оказалось, что на этой стадии, если взять бластоцисту и так называемую ее внутреннюю клеточную массу. Это то, из чего получается впоследствии целый организм. И взять, вынуть, посадить в лабораторных условиях в некие культуральные среды и очень хорошо заботиться об этом, то оказывается, что эти клетки могут расти. Они растут так, что не меняют свои свойства. Что значит, не меняют свои свойства? Если мы возьмем эти клетки и потом обратно введем в бластоцисту самке, которая готова родить (на мышках проделывается такая вещь), то в результате подобной ситуации родится животное, которое было получено из этих клеток. Они свой потенциал сохранили, несмотря на то, что они побывали в наших руках, и они что-то с ними делали. Они сохранили это свое свойство. Более того, если мы используем определенные условия, нальем те или иные растовые факторы, насыплем те или иные вещества на эти клетки в лабораторных условиях.

 

 

В лабораторных условиях мы тоже сможем получить практически все специализированные типы клеток, из которых состоит живой организм. Эти клетки получили название эмбриональных стволовых клеток, эмбриональное — это как раз то определение, которое нужно приставить к слову стволовые клетки, которые являются универсальными. Они обладают свойством плюрипотентности, из них формируются все ткани организма, в том числе и мышиного. Самое удивительное, что над этими мышиными клетками можно издеваться как угодно. С ними можно производить различные генетические манипуляции. Тут приведена, не буду вдаваться в подробности этой технологии, так называемая технология генетического нокаута. В чем она заключается? Мы знаем, что есть в организме у человека примерно 30 тысяч генов. Современные технологии позволяют на уровне пробирки вне организма тем или иным способом этот ген охарактеризовать. А как его охарактеризовать на уровне целого организма? А был придуман способ, который назывался генетический нокаут. Вышибание гена. Если мы берем на уровне целого организма мышки, этот ген инактивирует. Это очень большое достижение, поскольку инактивируя тот или иной ген, а потом скрещивая этих мышей с удаленными теми или иными генами можно узнать функцию того или иного гена, сделать модели тех или иных заболеваний человека на мышином объекте. И собственно за разработку такой технологии эмбрионального использования стволовых клеток была вручена очередная Нобелевская премия в 2007 году трем этим замечательным людям. Следующий основной посыл, который я хочу, чтобы вы запомнили. Только плюрипотентные стволовые клетки, а именно эмбриональные стволовые клетки могут формировать все типы клеток человеческого организма. Поэтому, просто стволовые клетки — это ничто. Стволовые клетки крови — это стволовые клетки крови. А вот эмбриональные стволовые клетки или плюрипотентные стволовые клетки — это те стволовые клетки, из которых могут происходить действительно любые ткани. На уровне человеческого организма с эмбриональными стволовыми клетками имеет дело такая технология как экстракорпоральное оплодотворение. Дети в пробирке, слышали, наверное, о таком. Это действительно фантастическая технология, которая была придумана не так давно, около 30 лет тому назад. За нее тоже, кстати, была вручена Нобелевская премия в 2010 году Роберту Эдвардсону. Смотрите, много Нобелевских премий было вручено за технологии, связанные с клетками и с манипуляциями с клетками. С помощью этой технологий на сегодня уже, наверное, миллионов 5 детей рождено. По крайней мере, 4,5 точно. Фантастически с помощью нее происходит слияние сперматозоида и яйцеклетки. После этого культивирование, достаточно долгое, на протяжении 5,5 — 6 дней. И после этого имплантация. И собственно, несмотря на то, что вот эти манипуляции происходят вне человеческого организма и клетки подвергаются тем или иным воздействиям. Никаких негативных последствий до сих пор за 30 лет не имеет. Когда мы говорим о стволовых клетках или просто о клетках, которые находятся вне организма, которые мы потом хотим поместить в организм с какими-то очень хорошими целями, например, с целью лечения, они всегда должны попадать в правильное время и в правильное место. Если мы не знаем куда, в какое место, в какое время ввести те или иные клетки, просто клетки, либо стволовые клетки, либо кроветворные клетки, то, конечно же, мы можем всегда ожидать некие негативные последствия этой манипуляции. Надо всегда понимать, что место и время введения неких клеток, некого биологического материала, оно должно быть очень хорошо и четко определено предыдущими исследованиями и работами. Интересные забавные вещи возникают с технологией ЭКО. Например, в мае 10 года в США родился ребенок, который был зачат в 1990 году. Зачат, потому что во время экстракорпорального оплодотворения происходит оплодотворение сразу нескольких клеток. Из них выбираются наилучшие для имплантации, а остальные могут быть заморожены. Через некоторое время, например, данная бластоциста была разморожена через 20 лет. Это на сегодня максимальный срок хранения в жидком азоте. Но, тем не менее, она может быть удачно имплантирована, из нее рождается человеческий организм. На самом деле это большое преимущество, если те же самые родители захотят через 20 лет еще иметь ребенка. Понятно, что естественным путем невозможно – могут быть те или иные проблемы, изменения, которые были приобретены в процессе жизни в женском организме, в мужском. Они могут дать не очень хорошую наследственность у ребенка. Здесь же, когда имплантируются бластоциста с 20-летней давности от тех родителей, которые были молоды и юны. Поскольку по всем католическим правилам считается, что индивидуум начинается с момента оплодотворения, то получается, что брат его, который был рожден в 90 году и тот ребенок, который был рожден в 10 году, они равноправны юридически, наследники и распорядители всего имущества. Возникают такие юридические коллизии, которые до сих пор не решаются в мире, но, тем не менее, технологии используются.

 

 

Мы уже заговорили об оплодотворении, зиготе — единственной клетке, с которой все начинается, потом начинается стадия развития бластоциста — это первая специализация клеток. И потом уже вырастает такое ветвистое древо из 200 различных специализированных веточек, которые дают те или иные специализированные клетки той или иной ткани, того или иного органа. Надо понимать, что все это начинается с одной клетки. Одна единственная клетка, в которой содержится один единственный совершенный набор хромосом, один геном. И через какое-то время один этот самый геном, один генетический набор дает более 200 типов клеток и кучу триллионов клеток взрослого организма. И если мы посмотрим обратно на эту картинку и вспомним слово плюрипотентный и школьный курс физики. Помните, в школьном курсе физики, когда изучали потенциальную энергию, то брали шарик и закатывали на перевернутое блюдце, он запасал энергию, должен был скатиться и потерять ее. Также плюрипотентные клетки находятся по своему потенциалу, по своему могуществу как бы на вершине такой, как я тут изобразил, горы. И скатываясь с горы при специализации, они потом формируют подножие этой горы. Весь организм, который формируется после рождения. Но они катятся по определенным условиям, по определенным отрогам этой горы, т.е. специализация клеток и реализация их потенциала, плюрипотентного потенциала, всегда происходит при взаимодействии с внешней средой. При взаимодействии с внешней средой генетического материала впоследствии происходит формирование того или иного индивидуума. Возникает такой вопрос научный, если мы используем гору всю, т.е. внешние условия, а возьмем гены, которые есть в этой клетке, в этой одной, и поместим в условия этой среды. Смогут ли потом эти гены опять выполнить свою функцию?! Сможем ли мы с помощью внешней среды репрограммировать, у какой-то клетки изменить программу так, чтобы она опять вернулась в изначальное состояние? Была разработана такая технология репрограммирование внешней средой, которая заключается в переносе ядра, т.е. генетического материала из взрослой клетки, соматической клетки, клетки нашей сомы, нашего тела в инокулированный ооцит, что назвали журналисты таким жаргонным словом как клонирование. Это на самом деле репрограммирование, когда мы берем геном соматической клетки, переносим во внешнюю среду инокулированную яйцеклетку, которая обладает неким потенциалом, поскольку она потом должна специализироваться в целый организм. Происходит так, что гены соматической клетки за счет тех факторов, которые содержатся в яйцеклетки, претерпевают изменения. Действительно происходит развитие целого организма, но который имеет уже ту генетику, те гены, которые мы по умыслу своему внесли в эту клетку. Вы, наверное, слышали про овечку Долли, про клонирование, которое было проведено.

 

 

На сегодня отклонированы кошки, собаки, но нас интересует человек. Можно ли клонировать человека? Первый анонс о том, что возможно так называемое терапевтическое клонирование человека — это был в 2004 году, когда южнокорейский ученый Хван У Сук опубликовал статью в журнале «Science» (Сайнс), что он сделал процедуру клонирования для человека, есть клонированные эмбриональные стволовые клетки человека. Ему дали кучу денег, кучу институтов. В 2005 году он опубликовал очередную свою работу, он получил пациент-специфический, что значит пациент-специфический? Это то, что он брал генетический материал людей, которые были больны теми или иными заболеваниями. Почему он в этом нуждался? Как раз для того, чтобы получить пациент-специфические типы клеток для терапии. Ведь мы все помним, что есть реакция организма — отторжение. Например, для того, чтобы пересадить чью-то кожу, я уже не говорю о руке, сердце. Нужно искать совместимого донора, иначе будет отторжение тканей. Если же орган ткани сделан из наших собственных клеток, тогда проблема отторжения отпадает. Тогда весь смысл переноса ядра соматической клетки пациента для того, чтобы конкретно для этого пациента получить клетки и ткани, которые не будут у него отторгаться. Это великий смысл, как клеточной терапии, так и разработок технологии репрограммирования клеток взрослого существующего уже организма. И вроде бы Хван У Сук получил эти клетки, в 2005 году опубликовал эту работу, но прошло немного времени, меньше полугода, в начале 2006 года опять стали все внимательно смотреть работы, фотографии, которые Хван У Сук сделал. Оказалось, что эти работы фальсифицированы, оказалось, что результаты выполнены не совсем корректно. Назовем это опять лабораторный артефакт. Слишком велики, конечно, были ожидания и требования общества, чтобы были разработаны новые методы терапии. Но не все так плохо. Шухрат Миталипов, который в 91 году защитил кандидатскую диссертацию в Москве, но для которого не нашлось общежития для дальнейшего пребывания, он хорошо уехал в США, в Орегон. Сначала он успешно клонировал приматов. А вот в июне 13 года он опубликовал работу, в которой показал, что проведено клонирование человека. Были получены с помощью технологии клонирования эмбрионально-стволовые клетки пациент-специфический, которые могут быть использованы для человека. Эта работа уже была воспринята, вышедшая из его рук спокойно. А вот когда он клонировал приматов, в 2007 году послал свою работу в журнал «Nature», его материалы исследований были направлены в еще две независимые лаборатории, которые в течение примерно 6-8 месяцев занимались тем, чтобы подтверждать, что то, что он сделал и опубликовал — это действительно правда. Уже общество было сильно насторожено, что опять это может быть подделка. И поэтому его статья, посвященная приматам, конечно же, была пристально рассмотрена под увеличительной лупой. Данная работа уже так просмотрена не была, потому что предыдущие его исследования 2007 года показали, что то, что он делает и его подходы правильны, поэтому она вышла достаточно быстро. Наши соотечественники везде.

 

 

Шухрат Миталипов — это первый человек, который осуществил на земном шаре терапевтическое клонирование человека. Есть клонирование репродуктивное, когда получается особь, как в случае с мышкой, а есть терапевтическое, когда на стадии бластоцисты выделяются эмбриональные стволовые клетки и они могут служить для терапии. И этот тип клонирования называется терапевтический. Но это все давно было известно человеку. На самом деле первый человек, который произвел клонирование, был Господь Бог, когда он взял у Адама кусок его ребра, сделал из этого ребра Еву. Только технология клонирования, по сути. Понятно, что, по сути, не все клонирование — технология несовершенна. Мы знаем, что в результате подобной попытки он хотел приятеля синтезировать, а получилось клонировать ошибку — Еву, всего лишь. Поскольку, в результате клонирования была потеряна Y-хромосома, а набор должен быть диплоидным, все должно быть симметрично, пришлось сделать копию Х, получилась женщина. Одним из первых творцов клонирования как раз был Господь Бог, и второй человек, вероятно, появился путем клонирования. Мы немного коснулись технологии, мы сказали, что есть клетка, а внутри клетки есть гены. Одна клетка — один геном. Давайте напомню. В ядре клетки содержится геном в виде хромосом. В принципе, это молекула ДНК, в каждой клетке 1,5 метра содержится этой ДНК, длинная такая молекула. На этой молекуле линейно расположены некие осмысленные единицы, которые дают возможность в жизнедеятельности обеспечивать как клетке, так и организму. И обеспечивается жизнедеятельность каждой индивидуальной клетки через то, что этот ген претерпевает так называемую транскрипцию. Т.е. с него считывается некая копия, которая потом посредством некоторых манипуляций, находит свое выражение в белке, который является кирпичиком строительства всего клеточного материала. Но есть промежуточный этап, который называется транскрипцией. Это промежуточный этап между хранением материала и конечным уже кирпичиком, из которого уже построен дом. Транскрипция – важный процесс, потому что каждая клетка может быть достаточно отлична от другой, специализирована, обеспечивается это различными строительными материалами. Дом может быть из кирпичей, монолитным. В любом случае это дом и он функционален, но построен он по-разному. Через разные механизмы должно происходить строительство этого дома, немножко по-разному в каждом случае должна для каждой клетки идти вот эта транскрипция. Было выяснено, не так давно, эти работы были сделаны давно, в конце ХХ века, в 1986 году. Оказывается, что есть гены — рабы, а есть гены — господа. Если мы опять подойдем к аналогии к домам, Вы знаете, что есть проектировщик, он господин, а рабочие таскают бетон, кладут кирпичи. Вот проектировщик, он ген — господин, он придумывает, какой должен быть дом, а остальные слушаются и кладут кирпичики. Вот эти гены-господа были названы транскрипционными факторами, которые определяют будущее предназначение, судьбу клетки, они являются ключевыми компонентами в биологических системах. Всего у человека считается примерно 1,5 тысячи вот этих транскрипционных факторов, т.е. тех генов господ, которых диктуют судьбу каждой клетке. 1,5 тысячи господ на 150 тысяч рабов, примерно скажем. Оказалось, что если мы используем гены — господа, и тогда как раз был открыт ген — господин, если мы вернемся к нашей горе. Если взять один ген — господин, который был выделен из клеток мышц, и ввести этот ген в клетки кожи, то в лабораторных исследованиях было показано — эти клетки кожи превратятся в клетки мышц. Т.е., если мы на нашей горе, вот это клетка кожи, мы ввели сюда этот ген-транскрипционный фактор, то мы перескочим на другой отрок горы. Затем возник вопрос. А можем ли мы с помощью генов взять и изнутри, не меняя внешние условия, а используя гены, взять и закатить наши клетки наверх горы каким-нибудь способом. Т.е. произвести не репрограммирование внешней средой, а провести генетическое репрограммирование, с помощью генов. Не так давно, в 2006 году, японский ученый Синъя Яманака решил взять и закатить с помощью генов клетку на вершину горы. Он выбрал 24 гена, транскрипционных фактора, которые он посчитал как раз важными и определяющими, вот это вот состояние плюрипотентности на вершине горы. Двадцать четыре штуки, какие из них ключевые? Он решил найти какие из них ключевые, взял из 24 обозначенных генов 24 комбинации по 23, ввел в клетки и посмотрел, что получилось. Оказалось, что какие-то комбинации работаю лучше, чем другие. Он вычленил меньшее количество генов, которые у него получились удачно — 10. И опять по такому подходу, из 10 он сделал 10 комбинаций из 9. В итоге он пришел к тому, что 4 гена обеспечивали то, что они меняются, становятся более компактными. С помощью четырех транскрипционных, генетических факторов удалось клетке взрослого организма перевести в эмбриональное состояние. Процесс этот занял порядка 30 дней. Назвал он эти клетки — клетки с индуцированной плюрипотентностью. Клетке удалось репрограммировать с помощью генетических факторов во времени. Нам удалось свои индивидуальные клетки у человека, мышки вернуть в юное эмбриональное состояние. Те или иные гены, те или иные комбинации участвуют в регенерации тканей взрослого организма, либо на раннем эмбриональном развитии. Но именно эта комбинация заставила клетки репрограммироваться, т.е. из соматических клеток удалось получить клетки на эмбриональном состоянии. Это было в 2006 году, первая работа Яманака. Конечно, она вызвала колоссальный интерес. Если в 2006 году была опубликована одна единственная работа, то через пару лет уже около 50 научных исследований было, сейчас уже исчисляется несколькими тысячами. Тысяч 5-7 научных работ, т.е. интерес к этому колоссальный.

 

 

В 2012 году за технологию клонирования и генетического репрограммирования 2 человека — это Джон Гёрдан из Англии и японский ученый Яманака получили свою Нобелевскую премию, причем, наверное, Яманака является на сегодняшний момент самым молодым и самым быстро получившим Нобелевскую премию. Говорят, чтобы получить Нобелевскую премию нужно жить долго. Так вот Синъя Яманака жил с 2006 года по 2012 год, всего нужно было 6 лет прожить. Это ничто, по сравнению с тем, сколько прожил Джон Гёрдан, он произвел свое клонирование в 1961 году, соответственно 50 лет ему надо было жить, чтобы получить свой кусок Нобелевской премии. Насколько хороши индуцированные плюрипотентные клетки стволовые клетки, насколько же хороши репрограммированные клетки? Был разработан замечательный тест, который показывает, пока что на мышках, что из одной единственной клетки организма, даже человека, может быть получен абсолютно целый идентичный взрослый организм. В чем заключается эта технология? Если взять яйцеклетку и на стадии первого деления, когда образовались 2 клетки, обработать некой химией или электрическим импульсом, провести слияние вот этих 2 клеток, то у нас получится набор клеток, в котором будет тетраплоидный набор хромосом. В норме этот тетраплоидный набор хромосом прекрасно делится, доходит до стадии бластоцисты, может быть имплантирован в животное, но из внутренней клеточной массы. А мы помним, что из внутренней клеточной массы получается весь живой организм. В случае 4n из внутренней клеточной массы ничего не получается. Этим воспользовались ученые, когда на стадии бластоцисты ввести диплоидный набор, т.е. наши репрограммированные клетки с набором 2n, ввести и имплантировать потом животное. Наружный слой позволит импалнтироваться. Из 4n у нас ничего не разовьется, а из 2n у нас прекрасно разовьется и родится животное, которое целиком будет состоять из этих клеток. Есть тут тонкий момент, почему я говорю, что показано это на мышке, потому что эта стадия, когда у нас получается тетраплоид, как из тетраплоида развивается или не развивается внутренняя клеточная масса. Это пока только отработано на мышке, потому что на других видах эмбриология может быть немного другая, может быть, будет нереализуем подобный подход на других видах, это нужно еще изучить. Вроде бы все чудесно, все замечательно. Есть проблемы, эффективность репрограммирования очень низкая. Меньше, чем 0,01% клеток, которые мы хотим репрограммировать, заканчивает свой бег, когда меняют свои внутренние характеристики. Почему это происходит? Неизвестно. Хотя, это происходит. Конечно же, мы не очень хорошо знаем, какие тонкие механизмы вот на этом повороте клеточной судьбы, какие барьеры стоят. Была опубликована статья в 2010 году, что был вот такой подход. Из такой мышки, полученной из плюрипотентных клеток, были опять получены клетки, были опять репрограммированы. И опять решили посмотреть как хорошо они формируют эти клетки. Оказалось, что есть некие дефекты, потому что было показано, что некие гены хуже работают, эффективность этого идеального репрограммирования плохая. Через 2 года, используя точно такую же систему, когда индуцированные плюрипотентные клетки получены из мышки, которая произошла из этих клеток и т.д. Раз, и показали, что все окей. Причем вот эта работа была сделана в лаборатории учителя, а вот предыдущий слайд — это ученик учителя уже в своей лаборатории делал. Они работали практически с той же самой системой, но не совсем. Смотрите. Здесь разными цветами показаны порядок генов в их генетических конструкциях, которые использовали каждый в своей лаборатории. В одной лаборатории использовался OSKM, а в другой лаборатории все те же самые. Но в генетической конструкции они стояли чуть-чуть по-другому. Они стояли как Oct, Klf, Sox, Myc. ОKSM, да? Оказалось, что из-за этого, на уровне белка, на уровне количества, на уровне взаимодействия. Из-за этого уже возникают какие-то тонкости и некорректности в репрограммировании. Т.е. пока до конца все факторы еще неизвестны. Кажется, что совсем минорный фактор, но он оказал достаточно большое влияние, и на протяжении 2 лет к этим плюрипотентным стволовым клеткам относились напряженно. На сегодня строятся различные гипотезы, почему и как происходит репрограммирование. Процент репрограммирования клеток очень мал, меньше одной сотой процента, на уровне одной тысячной процента. Что это? Среди, предположим, миллиона взятых клеток, есть сто, которые обладают определенными свойствами, это им дает некий приоритет в репрограммировании. Они элитны. Такая элитная модель репрограммирования. Или весь этот миллион может репрограммироваться и стать совершенно пригодным для дальнейшего использования плюрипотентными клетками. На самом деле до конца это не ясно. Разработано некое меню репрограммирования.

 

 

Я хочу обратить Ваше внимание на то, что большое количество клеточных типов получено на человека. Почему это важно? Из этих репрограммированных клеток можно получить любой специализированный тип клеток и применить для лечения людей. Но, откуда нам взять у человека эти клетки для репрограммирования. Да, понятно, что можно взять из кожи, но кожа у нас экспонирована свету, ультрафиолету, химии. А вдруг затесалась какая-нибудь мутация, а потом мы получим эту мутацию в репрограммированных клетках, а потом в терапевтических клетках. Это неправильно, потому что может привести к негативным последствиям. Клетки не должны быть экспонированы внешней среде, их надо брать изнутри. Откуда изнутри? Кровь, например. Это имело достаточно большое значение найти и, по крайней мере, определить те оптимальные типы клеток, которые можно использовать для репрограммирования, с целью дальнейшего терапевтического применения.

 

 

Подходим к последней части. Это — практическое использование технологии генетического репрограммирования. В чем замечательность и почему уже вручена Нобелевская премия Яманака, несмотря на то, что еще ничего не сделано?! Ну, потому что очень большие обещания, потому что считается, что можно для каждого индивидуально получить, например, из его кожи фибробласты (некий тип клеток, который хорошо и легко репрограммируется), добавить замечательные генетические факторы, получить индуцированные плюрипотентные стволовые клетки персонально для каждого. Замечательным свойством, которым обладают плюрипотентные стволовые клетки, как это показано на мышиных клетках, а до этого на клетках человека эмбриональных стволовых, они могут неограниченное время культивироваться вне организма, в отличие, например, от фибробластов, которые через пару месяцев погибнут. Еще раз напоминаю, почему была вручена Нобелевская премия, за генетические манипуляции с этими клетками, с которыми можно проводить вне организма, при этом они сохраняют все свои потенциалы. Генетические манипуляции — значит, мы можем, если есть мутация, каким-то способом устранить. Мы можем на уровне этих клеток устранить эту мутацию, после этого эти вылеченные клетки в тот или иной специализированный тип клеток, в данном случае указаны нейроны, а затем эти уже здоровые нейроны трансплантировать в правильное место, в правильное время. Мы имеем персональное клеточное терапевтическое лекарство для каждого персонально. Понятно, что многие заболевания либо большое количество мутаций имеют, либо пока неизвестно с чем это связано, с какой генетикой. Мы тогда можем не исправлять в этих полученных клетках, а взять и направить, дифференцировать, получить специализированные клетки, которые подвержены заболеванию в организме, которые, предположим, погибают в организме. Проанализировать эти клетки теми или иными современными способами, подобрать лекарство к известным механизмам. И этот уже лекарственный препарат использовать для терапии заболевания на уровне человека. Приведу два ярких примера этого дела. Наследственная дисаутономия — заболевание не очень частое, но, тем не менее, оно есть. Непонятно из-за чего оно было, но к 30-40 годам у людей погибали моторные нейроны, те нейроны, которые обеспечивают движение. Понятно, пропадали многие функции. В первую очередь, дыхательная функция. Взяли кусочки кожи у этих людей, репрограммировали и получили моторные нейроны. И в норме и в случае патологии проанализировали, какие гены присутствуют и как работают в патологических моторных нейронах против нормальных. Оказалось, что один ген получился сильным таким кандидатом. Люди посмотрели, какие существуют зарегистрированные лекарственные средства, которые могу устранять неправильную работу этого гена. Применили эти лекарственные средства на клетках вне организма, но оказалось, что они полностью излечили мутантный фенотип. Они нашли молекулярную причину патологии и подобрали лекарственные средства, которые могут быть использованы. Сейчас это лекарственное средство проходит клинические испытания, потому что по существующим правилам, если это новое заболевание, то они должны пройти те или иные клинические испытания для того, чтобы это лекарство было рекомендовано. Было подобрано для неизлечимого заболевания лекарство с помощью этой технологии. Другой пример. Болезнь — анемия Фанкони. Это целая группа болезней, связанная с онкогематологическими заболеваниями, т.е. болезнь крови. Возникает она вследствие полутора десятка известных мутаций. Люди редко доживают до 30-40 лет, если не найден соответствующий донор костного мозга для трансплантации стволовых клеток костного мозга. Понятно, что найти донора костного мозга не всегда удается. Давайте попробуем для этих же людей, из них же получить терапевтические клетки. Это было сделано сначала на экспериментальной модели, из них были получены индуцированные плюрипотентные стволовые клетки, в них была исправлена мутация, на уровне мышек было показано, что все хорошо исправляется. Мутация, к сожалению, тогда — это 2009 год, была исправлена таким способом, что не позволяла эти клетки рекомендовать для терапии.

 

 

Сегодня появилась другая технология, наш бывший соотечественник является ее изобретателем и разработчиком — Федор Рунов, который полтора десятка лет уехал в США. В 13 году он получил очень большой гранд на проведение клинических испытаний редактирования генома. Это так происходит редактирования генома с помощью его технологии, что корректируются только те нуклеотиды, только те одиночные буковки во всем геноме, которые неправильны. Все это стало очень точечно и очень аккуратно. И он как раз получил этот гранд на проведение клинических испытаний, его технологии репрограммирования на основе индуцированных плюрипотентных стволовых клеток человека для лечения анемии Фанкони. Второе использование технологии репрограммирования практическое, вот здесь приведены те кадры исследований, которые мы ведем в нашей лаборатории. Это терапия макулодистрофии сетчатки. Яманака собирается проводить терапию возрастной макулодистрофии сетчатки. Это распространенное заболевание в основном, наверное, 50% людей после 60-65 лет имеет дефекты в сетчатке, отчего страдает зрение, и трансплантация клеток помогает. Мы как раз планируем совместно с ним провести сначала генетическую коррекцию. На самом деле вот эта технология репрограммирования стала развиваться, стало можно перепрыгивать с одного отрога горы на другой и получать специализированные клетки. Например, был целый ряд работ по прямой конвертации фибробластов человека в клетке крови. Либо даже прямая конвертация с помощью генетических транскрипционных факторов. На сегодня есть целый ряд работ, которые посвящены этому. На самом деле вроде это направление развивается, но, конечно, оно имеет ряд недостатков, поскольку я сказал, что клетки специализированы, они не имеют неограниченного потенциала, их достаточно сложно культивировать. И более того, эту область сопровождают свои интересные личности. Например, в конце января 2014 года, Харуко Обаката — японский исследователь, вместе с американскими коллегами опубликовала такую вещь, что клетки взрослого организма могут быть репрограммированы до плюрипотентного состояния, если их поместить в кислую среду с PH 5.5., немножко их там искупать, и они станут точно такими же репрограммированными клетками. Пример, есть мыло с PH 5.5. , который рекомендует как раз Харуко Обаката, мы мылом пользуемся, а почему наши клетки не репрограммируются. Понятно, потому что все кинулись это воспроизводить. Помните сказку «Конек — горбунок», когда Иванушка в чан с горячим молоком, потом с холодным, вылез — красный молодец, а царь плюхнулся и там сварился. Оказалось так, что и сварилась Харуко Обаката, ни у кого это пока что не получилось воспроизвести ее данные. Не так давно, дней 10 назад Харуко Обаката в Японии, на заседании комиссии, нельзя сказать, что она все признала, что все подделали, но она призналась, что виновна в том, что недостаточно проверенные результаты были направлены для публикации. Вся эта область продолжает быть покрытой такими легкими подходами, так, чтобы сделать быстрее. Ожидания от всего этого направления очень высоки. Я вам покажу, какие есть ожидания. Сейчас модно говорить о коммерческом потенциале. На сегодня коммерческий потенциал — то, что реализуется компаниями, 13 год составил чуть больше 200 миллионов долларов. Это как раз тот финансовый оборот, который связан с изучением технологии репрограммирования, с изучением индуцированных плюрипотентных стволовых клеток. Это много, потому что считается, что порядка 600 миллионов долларов, но это сведения по США. Примерно треть рынка в исследованиях занимают репрограммирование и индуцированные плюрипотентные стволовые клетки. Это колоссальная доля рынка, которая была отвоевана за очень короткое время. Ожидается, что в пределах 15-16 года выйдет уже на такое терапевтическое использование, не только те финансы, которые будут вложены в исследование, но и то, что будет прибыль приходить от терапевтического применения этой технологии, либо в виде новых лекарственных средств, либо в виде каких-то клеточных продуктов. Вот такие ожидания, вот такое счастья нас ждет впереди.

 

Артем СТОЛЯРОВ

Благодарим Сергея Львовича. Теперь у нас осталось не очень много времени, на несколько вопросов хватит.

 

Вопрос слушателя

У меня такой вопрос. Существует гипотеза, я правда не знаю насколько она подтвержденная. Человеческий организм как организм любого живого существа подобно клеткам стареет по какой-то заложенной в нем программе, то ли генетической, то ли по программе, которая возникает потом в процессе развития. Т.е. мы бы могли жить дольше, если бы этой программы не существовало. Как Вы считаете, это генетически заложено или все-таки возникает в процессе развития организма? И второй вопрос. С помощью описанных Вами технологий, возможно ли как-то это исправить, полностью или частично, и таким образом продлить жизнь организму, вне зависимости от болезни, а в идеальной среде, чтобы организм мог прожить дольше.

 

Сергей КИСЕЛЁВ

Спасибо. Все было понятно, только одно я не понял, когда Вы сказали в конце - в идеальной среде. А что такое идеальная среда? Прожить значительно дольше в идеальной среде.

 

Комментарий слушателя

Без учета болезней.

 

Сергей КИСЕЛЁВ

А что значит без учета болезней? Британские ученые подсчитали, что если ученые поборют рак, то продолжительность жизни человека увеличится примерно на 10-12 лет. Если после этого мы поборем все остальные заболевания, то мы увеличим жизнь еще на 8 лет. Итого мы получим 20 лет. Вот мы говорим — экология плохая. Представляете, за последние 30 лет средняя продолжительность жизни увеличилась на 30 лет. В развитых странах, где нормальный доход на душу населения. Продолжительность жизни сейчас там 80 лет, а 30 лет назад она была 50. Мы ничего не улучшаем, мы якобы ухудшаем условия окружающей среды. Мы научились бороться с онкологическими заболеваниями так, что мы снизили процент онкологических заболеваний примерно на 18% за 30 лет. Это данные США. Но встречаемость их увеличилась на 50%, потому что они возникают с возрастом. Увеличилась доля пожилого населения и, конечно, возросло количество онкологических заболеваний. Я не хочу понимать, что такое идеальная среда. Вернемся к программе. Да, программа заложена, за эту программу получена Нобелевская премия. Вы, наверное, слышали — теломераза. Это один из компонентов программы, были рисуночки хромосомы. Это линейная «штука». Понятно, что как во время боевых действий – главное напасть с флангов. У линейной «штуки» есть фланги, надо защитить. На фланге находятся «дурацкие» последовательности ДНК, которые ничего не значат, но защищают. И с каждым делением клетки эти фланги поджимаются, сокращаются. Как только они уменьшатся до тех пор, что станет доступен основной генетический материал. Это из заложенных механизмов, который связан со старением. В молодом организме, еще до рождения, эти фланги наращиваются специальными ферментами, чтобы они восстанавливались. Если мы запустим эти ферменты во взрослом организме — получим опухоль. Всегда есть баланс. Я сказал, что есть соматические клетки, и клетки взрослого организма, они не могут долго жить в культуре, вне организма, в организме они тоже долго не живут. Есть такой предел Хейфлика. Клетка делится, делится, делится, потом она начинает хуже делиться, потом начинает умирать, умирать. Мы получаем уменьшение, уменьшение клеток, доходим почти до нуля, а потом начинает что-то расти. Клетки начинают размножаться. И когда мы посмотрим на эти вторично-размноженные клетки, мы увидим, что они трансформированы, они опухолевые. Мы довели вот это все до нуля почти, но кто-то один там остался, который не зависит от внешней среды, от той программы смерти, которая заложена. И это есть рак. Этот вопрос продолжительности жизни — противоречивый. Действительно мы можем многими внешними условиями окружающей среды до нашего, считается предельно биологического возраста, по-моему, сейчас 124 года. Насколько его можно перешагнуть, насколько это нужно вообще. На самом деле нужно перешагивать не этот возраст, а на самом деле нужно более длительное время оставаться активным. Не увеличение продолжительности жизни, а как сейчас говорят – здоровая старость. Эти методы направлены и будут направлены на ту или иную конкретную ткань, на лечение конкретных заболеваний.

 

Вопрос слушателя

Как раз в тему, что такое тетраплоидная комплементация?

 

Сергей КИСЕЛЁВ

Тетраплоид — это когда сливается. В каждой клетки есть ди — двойной плоидности набор хромосом. Если мы соединим две клетки с ди-двойным плоидным набором, то мы получим тетраплоидный набор — четыре будет. Комплементация — это то, что из этого тетраплоида ничего не получается. Из него не может ничего развиться. Но если мы введем туда диплоид, то как бы скомпроментирует недостатки. Это некий научный термин такой. Суть тетраплоидной комплементации — это технологический подход для проверки идеальности системы.

 

Вопрос слушателя

Сергей Львович, проще вопрос. Если у канареек увеличивается количество нейронов при обучении, то соответственно у человека тоже? И если это так, то чем может быть полезно это увеличение количества и может ли это быть каким-то ключом к старости или к другому качеству жизни человека в любом возрасте.

 

Сергей КИСЕЛЁВ

У человека, наверное, тоже увеличивается. Просто у человека это достаточно сложно проверить по этическим моментам, потому что этих канареек сначала кормили радиоактивностью, которая включается во вновь синтезированную ДНК, т.е. во вновь полученные клетки, а потом их умерщвляли и смотрели. На человеке напряженно это сделать. Судя по очень многим, особенно сейчас разрабатываются методы на основе томографии и с различными вещами. Да, там на 99% тоже самое, что и у канареек. Мы мало в этом плане отличаемся от канареек, но на определенном этапе. У всех при рождении больше нейронов, они потом активно отмирают после того, как установились связи. Потом они поддерживаются. Это связано с определенными циклами в развитии.

 

Вопрос слушателя

А когда нейронов больше, это лучше?

 

Сергей КИСЕЛЁВ

Я думаю, что тут важнее их тренировка, а не количество. Важно не количество, а функциональная наполненность. Действительно используются далеко не все те ресурсы, которые имеются в организме, в том числе и в нейронах. Наверное, важно не только абсолютное их количество, сколько важно, наверное, количество связей, которые они установили. Количество связей и будет отражать быстродействие. Чем быстрее обрабатывается информация, тем больше мы можем переварить ее за день.

 

Вопрос слушателя

В учебниках по биологии, которые сейчас используются, понятие генотип — это диплоидный набор, геном — гаплоидный набор. У Вас немного не так, стоит ли мне как учителю обращать на это внимание?

 

Сергей КИСЕЛЁВ

Да, с точки зрения генетики, в учебниках приведено все правильно. Я нисколько с этим не спорю.

 

Финансовые попечители:

Благодарим за поддержку: